Джанин Фрост - Первая капля крови - Страница 2 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Форум » Гильдия переводчиков » Переводы сайта » Джанин Фрост - Первая капля крови (перевод сайта ЛОРЕЛ ГАМИЛЬТОН)
Джанин Фрост - Первая капля крови
Дата: Понедельник, 23.05.2011, 18:10 | Сообщение # 1

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
Джанин Фрост
Первая капля крови

Антология "Мир ночной охотницы"
Книга 1


Оригинальное название: Jeaniene Frost « First Drop of Crimson », 2010
Джанин Фрост «Первая капля крови», 2011
Перевод:Светуська (первые 11 глав)
Редактирование и вычитка: Светуська
Переведено специально для сайта:
Лорел Гамильтон http://laurellhamilton.ucoz.ru

Аннотация

Для смертных ночь таит в себе опасность. Дениз МакГрегор знает слишком многое о том, что скрывается во мраке, так уж сложилось, что ее лучшая подруга Кэт – полувампир, а в жизни Дениз, было столько потерь, что обычному человеку просто не вынести. Но прошлое ее предков укутано тайнами и надежно скрыто самой тьмой. Демонический оборотень ведет на Дениз охоту, и теперь ее выживание зависит от бессмертного, который жаждет ее вкусить.
Он Ниггер – могущественный, загадочный вампир, который уже много столетий бродит по земле. Теперь он обязан защищать эту привлекательную женщину, которой грозит смертельная опасность – даже если ради этого придется уничтожить себе подобных. Дениз удалось пробудить его самый потаенный голод, но Ниггер понимает, что ему нужно побороть свои желания, пока они противостоят кошмарам…, потому, что стоит упасть первой капли крови, они оба погибнут.




Обсуждение в этой теме запрещено!
Копирование и выкладка материала на другом ресурсе - ЗАПРЕЩЕНА!!! Будьте внимательны - это очень легко проверить!
 
Дата: Четверг, 02.06.2011, 22:42 | Сообщение # 21

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
Глава 10 1/2
Дениз, обхватила руками Ниггера, потерявшись в неожиданно нахлынувших ощущениях. Каждое новое, глубокое всасывание ее крови, посылало удовольствие, накатывавшего волнами жара по всему ее телу. От прежней холодности остались лишь отдаленные воспоминания. Теперь ее выворачивало наизнанку от пылавшего внутри нее пожара, позабыв о своих сомнениях, извиваясь в руках Ниггера, от слившейся воедино потребности и блаженства.
Затем он дернул ее на себя, прижимаясь еще крепче, и когда оказалось, что и этого не достаточно, повалился на нее сверху. Вздох Дениз превратился в стон от ощущения той восхитительной голодной потребности, с которой он вжался в нее. Со следующим глотком его бедра прижались к ее. И потершись своей твердой выпуклость в его брюках, чувственно прижимаясь между ее ног.
Отчего жар в ее лоне перекрыл тот огонь, что разгонялся по венам. При следующем вжатии его бедер, она вонзила ногти в его в спину, раскачиваясь с ним в такт, чтобы полнее ощутить это невероятное трение. Ее заволокло сладостное головокружение, когда он сильнее приник к ее шее, сжимая ее в своих объятиях, из которых она не могла вырваться – даже если бы захотела.
- Ниггер, – прошептала она, ее веки трепетали, - то вспыхивали, то пропадали верхушки деревьев со звездами.
Он оторвался от ее горла, и в следующий момент, уже сидел в нескольких метрах от нее. Внезапное отсутствие его веса и восхитительного давления его тела, оставило ее несколько растерянной. Было потянулась к нему, ее заставило остановиться его рычание.
- Не подходи.
Его глаза горели зеленым, в то время, как изо рта капала кровь. Дениз потянулась к своей шее. Ее пальцы наткнулись на медленно стекающую струйку крови. Это место в такт пульсировало с мучительной болью у нее между ног.
- Что-то не так…?
Он двинулся, было, к ней, но затем отскочил обратно с такой силой, что врезался в дерево. Оно накренилось со зловещим скрипом.
- Беги, - сдавленно прохрипел Ниггер. - Беги от меня как можно дальше, или я выпью тебя досуха.
Дикий голод его взгляда наконец-то пробился сквозь дымку ее головокружения и вожделения. Все еще держась за шею и ощущая липкую влагу на своих пальцах, ей все же удалось подняться на ноги. Глаза Нигера были прикованы к тому месту, где была ее рука, его рот скалился в рычании, обнажая клыки, такие длинные и острые, которые принадлежали скорее животному, нежели человеку.
- Пошла!
Она развернулась и, пошатнулась. Вскоре она уже шла в том направлении, оттуда, она надеялась, они пришли. Ниггер говорил, что отель находился на параллельной улице.
Раздавшийся треск, заставил ее посмотреть вверх. Было темно, но она смогла различить на невероятной высоте прыжки с дерева на дерево. «Ниггер гнался на ней?» Ужас скрутил ее живот, вытесняя чувственную теплоту, что так недавно еще в ней теплилась. «Неужели он вел на нее охоту?»
- Быстрее, – отчетливо донесся его рык.
Дениз проигнорировала затянувшееся головокружение и, что было духу, сиганула, по той самой часть парка, откуда они пришли сюда. Она дико озиралась, вслушиваясь в громкий треск веток над ней. Тогда она кинулась в направлении той улицы, куда, она надеялась, показывал Ниггер
Перебежав улицу, она увидела табличку, которую искала. «Плаза». Дениз порылась в кармане юбки, радуясь, что еще с вечера засунула ключ от номера именно сюда, а не в пальто, и нырнула в богато украшенные двери. Она склонила голову, пряча под волосами кровавые следы на шее, и скользнула в лифт, пока кто-то из работников не вызвал полицию. Ей повезло, что оказался столь ранний час, когда она взглянула на несколько сонных человек, проходящих мимо нее.
К тому времени, как двери лифта открылись на ее этаже, и подгоняющий ее стимул испарился, она стала противна самой себе. «Она практически умоляла Ниггера взять ее, прямо на снегу. Не поэтому ли он так иступлено накинулся на нее с приступом голода? Не ее ли страсть и помешательство послужили такой реакции, присущей всем вампирам? И с каких это пор, она повела себя как какая-то нимфоманка, от укуса вампира? Да, она больше года не занималась сексом... но это не оправдывает ее столько бурную реакцию?»
Дениз все еще занималась самобичеванием, когда зарывала позади себя дверь своего номера. Она устало привалилась к ней… и сморщила нос. «Что за вонь?»
Из-за угла спальни вырулил Раим. - Привет.
Демон оказался у двери раньше, чем она смогла схватиться за ручку и дернуть ее; от запаха серы, исходивший от него, она практически задыхалась.
Раим улыбнулся. - Наконец-то одна.
***

Ниггер истратил последние остатки своего самообладания, на то, чтобы убедиться, что Дениз без проблем добралась до отеля. Когда он увидел, ее спотыкающуюся, входящую в стеклянные двери, он больше не смог сопротивляться действию ее крови. Темная магия в ней, мгновенного вызвала в нем зависимость к ней, и объединило реальность с галлюцинациями его прошлого.
Ниггер упал с дерева, почти не заметив удара об землю. «Голые ветви качались на ветру, как тога, когда они с Криспином проезжали по наезженной каретой колее на грязном снегу. Они ехали тем самым ранним утром. Ниггер наклонился вперед, понукая лошадь прибавить ходу».
Он катался по земле, отдаленно слышала собственные гортанные стоны, и пытался загнать воспоминания обратно. «Нет. Я не хочу снова это видеть. Только не это».
Он вскочил на ноги и бросился бежать. Казалось, что деревья протягивали к нему свои ветви, превращались в скелеты, тянулись и хлестали его, когда он продирался сквозь них. Затем деревьев стало больше, превращаясь в Аргоннский лес, того дня – полтора вековой давности.
- Нет, - взревел Ниггер, стиснув зубы. Он увеличил скорость, спотыкаясь о крупные камни - не обращая на них никакого внимания - торчащие из земли. «Это было не реально. Это все не настоящее».
«Или было? Что, если он оказался там снова? Что, если ее еще можно спасти?»
- Гизельда, – прокричал он. – Я иду к тебе!
«Криспин первым заметил колесо, валявшееся на обочине дороги с его стороны. На мгновенье Ниггер испытал облегчение. ‘С ее каретой произошел несчастный случай, поэтому Гизельда и задержалась’. Но потом он унюхал его. Запах крови и смерти. Ниггер соскакивает с лошади и размытой стрелой кидается к карете, не касаясь ногами земли и не заботясь о том, что впервые летел. Криспин оказался быстрее, схватил его сзади и повалил на землю.
Не стоит, старина. Позволь мне пойти первым.
Ниггер сбросил его и потянулся к клинку, как только Криспин снова хотел его остановить.
Тронешь меня еще раз, и я убью тебя, прорычал он, разворачиваясь и направляясь в сторону, где запах Гизельды был сильнее всего, туда, где другие, отвратительные запахи смешивались с ним.
Он не остановился, чтобы проверить лакея, лежавшего на холме у самого края леса. Лоскуты ткани оставались свисать с кустарников, сразу позади лакея. Ниггер бросился в лес, на резкий запах, и ужаснулся, увидев многочисленные следы грязи на снегу. ‘Она убегала, но ее преследовали’.
Истоптанный участок земли, на который он натолкнулся, заставил его резко остановиться. Здесь пахло потом, кровью, насилием и похотью. В нем взорвалась ярость, когда он увидел разбросанные везде клочки женских панталон, по всей округе – следы от сапог, большой отпечаток тела, сильно вдавленного в землю, и посередине него – пятна крови и прочего происхождения.
Ниггер развернулся, и последовал по запаху крови, пока не поднялся на самую вершину холма, полностью пропитанного ею. Все в нем напряглось, когда он взглянул вниз с того же крутого склона, по другую его сторону.
На земле лежала красноволосая женщина, ее платье было наполовину изодрано, растерзанное, изломанное и бездыханное тело. На долю секунды Ниггер испытал облегчение. ‘Это не Гизельда – у нее были светлые волосы. Может, эта бедняжка ехала вместе с ней…’ Но в следующую секунду, его надежда рассыпалась прахом. Он бросился вниз по оврагу с криком, рвавшемся, из его груди, когда он перевернул эту женщину. На него смотрело застывшее, исказившееся от страданий, лицо Гизельды, волосы были красными от пропитавшей ее крови, а горло было разорвано до костей».
 
Дата: Пятница, 03.06.2011, 15:35 | Сообщение # 22

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
- Ты надула меня, - сказал Раим с таким недовольством, какое можно было ожидать скорее от малого дитя. - Сказав мне, что Ниггер является человеком. Но именно этим именем ты называла вампира, с которым только что кувыркалась в снегу.
Дениз взглянула на дверь, в надежде, что словно по волшебству, появится Ниггер. Но, перед ней стояло, только, демонское отродье, со светло-каштановыми волосами, как и в прошлый раз, собранными в хвост, в футболке с Оззи Осборн, поверх джинсов.
- Как ты меня нашел? – «Неужели Раим все это время за нами следил? По крайней мере, в парке он точно шпионил».
Раим задрал бровь. - Ты думала, что я отпущу тебя с поводка? Они, - он схватил ее за руки рядом у отметин под перчатками, – имеют массу применений. Я бы навестил тебе раньше, но этот вампир всегда ошивался поблизости. Рад, что он, наконец-то, свалил. Слишком перевозбудился, пока сосал твою кровь?
Дениз была слишком перепугана, чтобы смутиться из-за того, что демон все видел.
- Ты ведь ничего не сделал плохого моей семье? – «Прошу, только не это».
- Сделаю, – прямо ответил Раим. - Прошла уже неделя. Есть результаты?
- Это сложнее, чем я думала, – начала Дениз.
Раим отпустил ее. - Придется убить твоего папашу, - заявил он веселым тоном, берясь за дверную ручку.
- Постой! - вцепилась в него его Дениз, с нахлынувшей на нее паникой. - Обещаю, что найду Натаниэля в ближайшее время! Пожалуйста, только не делай этого.
Демон рассматривал ее с все той же легкой улыбкой на губах. - Я тащусь, когда меня умоляют. Но было бы еще веселее, если бы при этом ты была вся в крови, а, но на тебе уже есть немного, не так ли?
Раим за волосы дернул ее голову и обнюхал ее шею. - От тебя разит вампиром. Так ты отплачиваешь мне за мою доброту? Я даровал тебе и твоей семье отсрочку, а ты, вместо того, чтобы разыскивать Натаниэля, проводишь время, подкармливая вампиров. Я начинаю сомневаться, в твой кчемности.
Дениз сморгнула выступившие на глазах слезы, от такой сильной хватки Раима. Он наверняка выдрал ей клок волос, который останется у него, когда выпустит их.
- А что, по-твоему, затребовал вампир в обмен на свою помощь? – лихорадочно врала она. - Мы уже близко. У нас все на мази, и мы подбираемся к Натаниэлю. Мне просто нужно немного больше времени.
Раим отпустил ее. Как она и боялась - несколько прядей волос остались обмотанными вокруг ее пальцев.
- Отсрочка, - размышлял он. - И, полагаю, ты хочешь, чтобы я никого не убивал из твоей родни, пока она длится, я правильно понял?
- Правильно. Пожалуйста, – добавила она, переполняясь жгучей ненавистью, оттого как он наслаждался ее страданиями.
- Но я все равно должен наказать тебя за нерасторопность, – сказал Раим таким тоном, будто это было единственное логичное решение. - И так, как, я сегодня в хорошем настроении, поэтому дам тебе право выбора. Выбирай, на свое усмотрение кто из твоей семьи умрет. Это может быть любой, даже, какой-нибудь двоюродный или троюродный кузен. Или же, я усилю воздействие этих меток.
Дениз мельком взглянула на свои запястья. Она не видела меток, но казалось, чувствовала, как они пульсируют в присутствии Раима. Она ничего так не желала, как избавиться от них, а не усиливать, но выбора у нее не было.
Дениз стянула перчатки, затем отдала свои руки во власть Раима. - Приступай.
Он усмехнулся. - Уверена? Будет чертовски больно.
Она не дрогнула, встретившись с ним взглядом. - На меньшее, я и не рассчитывала.
Раим схватил ее запястья. Дениз пообещала себе, что не будет кричать, но как только он приступил, она поняла, что это невозможно.
***
Ниггер слышал голоса, как будто издалека.
- ...тело белого мужчины, возраст – в районе тридцати, личность не установлена, - прощебетала женщина. - Предположительная причина смерти - колотая рана. Нож все еще находится в горле жертвы...
«Херня», подумал Ниггер, слушая многочисленные сердцебиения и шарканье ног вокруг него. «Походу, он вырубился, и его приняли за жмурика». Судя, по окружавшим его звукам, здесь было, слишком много свидетелей, чтобы встать, поблагодарить их за потраченное на него время, и свалить отсюда.
Теперь, когда он пришел в себя, серебро жгло его шею, а его голова просто раскалывалась и гудела. Боль от серебра – вполне ожидаемо, но головная боль – это что-то новенькое. «Похмелье», с удивлением, понял он, отмечая, насколько вялым и неуклюжим было все его тело. «Кажется, подобные ощущения в последний раз я испытывал, будучи еще человеком», промелькнула мысль в его голове.
Ну, хотя бы, мыслил он ясно, хоть голова раскалывалась и гудела. Он не знал, сколько бы еще кровь Дениз заставила его видеть его галлюцинации, пока ему не пришла в голову мысль очиститься от яда. Тогда он приставил нож к горлу и вогнал лезвие, пока не вытекла вся кровь. И, только когда он иссушил себя до тонкой, еле сочащейся струйки, он почувствовал, что кошмарные видения прошлого покидают его, но, видимо это, так же привело его отключке.
И теперь его фотографируют, снимают отпечатки и оформляют как жертву убийства. «Почему бы жителям Нью-Йорка, не заняться своими делами и не убраться восвояси, наткнувшись на труп? Нет же, в нынешние времена каждый мнит себя этаким добрым самаритянином».
Потребовался еще час, на то, чтобы он лежал там и ждал, изображая из себя труп, пока с ним закончат возиться копы, после чего, Ниггера упаковали в черный, пластиковый, для трупов мешок и погрузили в машину «скорой». Он дожидался, пока она не отъедет на достаточное расстояние от парка, чтобы разорвав клыками прочный пластик, и высвободиться из него.
- Иисусе!
Смертельно побледневший медик уставился на него, с шоком и ужасом, конкурирующими на его лице. Ниггер выдернул нож из горла, заткнул его за пояс брюк и одарил парня невозмутимой улыбкой.
- Не угадал, приятель.
«Скорую» резко мотнуло в сторону, когда водитель обернулся и, увидев его, впал в аналогичный ступор. Ниггер закатил глаза. «Бедный парень, сейчас врежется, если не будет внимательней».
- Следи за дорогой, – сказал он, одновременно пуская в ход силу своего взгляда. - Вы не видели, как я встал. Вы не знаете, что со мной случилось.
- Мы не знаем, – пробормотали хором медики.
Ниггер перебрался вперед и выскочил в боковую дверь, даже не потрудившись сначала приказать им остановиться. Быстрый прыжок через оживленное движение на дороге, и он оказался на тротуаре, направляясь в сторону Плазы. Он стремился, как можно скорее вернуться к Дениз. Он взял у нее слишком много крови, до того, как его начало терзать от нее, как от наркоты. «Она была в относительном порядке, когда входила в отель, но что, если потом ей стало хуже?»
Странные взгляды людей, мимо которых он проходил, напомнили, что он без рубашки и весь покрыт кровью. «Ну да, так он точно не привлечет никакого внимания». Ниггер свернул в ближайшую подворотню, попутно прихватив с собой первого попавшего под руку человека.
- Тихо, – сказал он, впиваясь взглядом в молодую женщину своим гипнотическим взглядом. - Дай мне свое пальто.
Она без разговоров отдала пальто. Ниггер натянул его на себя. Оно было на несколько размеров ему мало. Однако, оно прикрывало, что нужно, да он и не собирался проносить его слишком долго.
- Можешь идти, – приказал ей Ниггер.
Он добрался до Плазы, так быстро, как только смог, не выдав своей сверхъестественной скорости. Оказавшись внутри, он проигнорировал лифт, в пользу лестничной клетки. Одним чистым выстрелом, он пролетел все этажи, и за считанные секунды оказался на девятнадцатом этаже.
В него врезался зловонный запах серы, едва он открыл дверь с лестничной клетки. «На этаже демон».
Остальную часть пути Ниггер пролетел, не заботясь о том, что его может кто-то заметить. Он ворвался в гостиничный номер, и пока проносился по ковру, тот самый серебряный нож, который раньше находился в его горле, теперь был в его руке.
- Дениз? – позвал он. - Дениз!
Она появилась в дверном проеме спальни, ее шея была все еще в крови, а лицо было бледнее обычного.
- Ты вернулся, – сказала она, и покачнулась.
Ниггер успел подхватить ее до того, как она осела на пол.
 
Дата: Пятница, 03.06.2011, 19:43 | Сообщение # 23

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:

Глава 11 1/2
Глаза Дениз затрепетались и приоткрылись. Над ней склонялся, чересчур мрачный Ниггер. Все его тело было покрыто кровью, даже волосы были слипшиеся от нее. Учитывая, чем все закончилось, в прошлый раз, когда она в последний раз была вот так близко к нему, стоило бы увеличить некоторое расстояние между ним и ее горлом. Но прямо сейчас у нее совсем не было сил, чтобы бояться, снова быть укушенной.
- Дьявольский видок, – прошептала она.
Ниггер не улыбнулся в ответ. - Что он с тобой сделал?
Ей не хотелось об этом говорить. Она думала, что хуже той агонии, уже быть просто не может, когда Раим в первый раз влил в нее свою сущность, но в этот раз он заставил ее понять, что такое настоящая боль. К ней в номер вломились секьюрити. И ей пришлось соврать, что она подвернула лодыжку – как будто это объясняло продолжающегося в течении нескольких минут ее непрерывного крика. Который, они, конечно же, слышали. Раим зажал ей рот, только после того, как ему это совершенно наскучило.
- Что он сделал? – повторил Ниггер, более настойчивым голосом.
Дениз прикрыла глаза. - Он усилил свои метки, – сказала она, стараясь, говорить так чтобы ее голос не дрожал от ужасных воспоминаний. - Он был недоволен моим продвижением.
Ниггер что-то тихо и яростно пробормотал, слишком быстро, чтобы она могла разобрать. - Нам не следовало останавливаться в отеле, – закончил он. - Я должен был выбрать частный дом, куда демон не смог бы войти. Я не думал, что он выследит нас здесь, но он оказался умнее, чем я о нем думал. Мы уезжаем, Дениз, сразу, как только отмоем тебя.
- Не важно, куда мы уедем… - было так трудно говорить. Она не отключилась только потому, что волновалась из-за отсутствия Ниггера. Когда он не вернулся на рассвете, она забеспокоилась, что с ним что-то случилось. Теперь все ее силы были исчерпаны. То, что с ней сделал Раим, практически убило ее.
- О чем ты? – от легкой встряски, она приоткрыла глаза. - Ну же, не спи.
Ей понадобились все оставшиеся силы, чтобы махнуть рукой. - Он все равно найдет меня по меткам. Куда бы, мы не отправились. Все равно найдет.
Нигер ничего не ответил. Дениз снова закрыла глаза. Ей показалось, что прошла всего секунда, но брызги теплой воды вытянули ее из беспамятства. Она оказалась в душе. Кажется, Ниггер ее обнимал. Он уж стянул с нее сапоги и принялся за юбку.
- Зачем? – справилась она.
- Я должен смыть твою кровь с нас обоих, – сказал он мрачно. - Иначе могут возникнуть затруднения.
Если бы она себя не чувствовала так, будто ее переехал грузовик, она бы ощетинилась. Но пока, он была не способна даже пошевелиться, ее не заботили его действия.
Он придал чашевидную форму ладоней у ее лба, чтобы больше воды попало на шею. Дениз закрыла глаза.
- Прости, – еле выговорила она шепотом. Ниггер развернулся вместе с ней, и струи воды заструились по ее животу. «Видать свитер он тоже снял. Надеюсь хоть лифчик еще на ней?» С трудом взглянув вниз, она отметила, что он на месте. Как и трусики тоже.
- За что ты просишь прощения?
Она была, уткнувшись лицом в его ключицу, поэтому его голос отдал легкой вибрацией во всем ее теле. Может потому что она была еще не в себе, поэтому ответила вполне честно. - За то, что вытворяла, когда ты кусал меня. Я не хотела. Не знала, что тебе будет так сложно остановиться…
- Христос, так ты думаешь, что осложнения возникли из-за этого? – Дениз почувствовала, как его руки отмывают ее лицо. - Дело не в тебе. А в твоей крови. Мне кажется, метки Раима превратили ее своего рода наркотик для вампиров. Я почувствовал это, как только сделал первый глоток; и это вещество в твоей крови, настолько сильно, что я не в силах был остановиться. Я слышал об измененной крови, продаваемой на черном рынке, молодым, глупым вампирам, ищущих острых ощущений, но не думал…
Голос Ниггера затих. Затем ее трясли, пока она не была вынуждена открыть глаза снова. Озабоченность, отразившееся на его лице, была настолько ярко выражена, что она тут же пришла в себя.
- Что такое?
- Вот оно, Дениз. Твоя кровь изменилась после клейма Раима. Вот как мы вычислим Натаниэля. Через его кровь.
***
Ниггер ввалился в гостиную Джена, не дожидаясь, пока о его прибытии доложит дворецкий.
- К кому нужно обратиться, понадобись мне не много Красного Дракона?
Джен выключил телевизор и фыркнул. - Уверяю тебе, Чарльз, ты будто начал новую жизнь с чистого листа, с тех пор, как начал драть ее, не правда ли?
- Не говори так о ней, - тут же прорычал Ниггер.
Дениз с благодарностью посмотрела на него, от того, что он заступился за нее, не позволив Джену язвить, но медленная улыбка последнего ясно показывала, что он прекрасно видит истину реакции Ниггера. Он выругал себя за эту собственническую реакцию. Одно дело, разыгрывать, что Дениз была его, когда она были на публике. И совсем другое, – на самом деле, так чувствовать. Ниггер чувствовал себя, как будто его затягивало зыбучие пески, когда дело касалось чувств, к Дениз. Чем сильнее он боролся с ним, тем глубже его засасывало.
- Все интереснее и интереснее, – протянул задумчиво Джен. Ниггер полыхнул на него зеленым взглядом. - Говоришь, хочешь словить, немного, Красного Дракона? – повторил Джен, его чуть приподнятые брови говорили, что он закрыл больную тему… пока.
- Я не припомню, чтобы ты упоминал о ловле драконов, – прошептала Дениз.
Нигер мельком взглянут на нее. - Ловля Дракона – это просто такое расхожее выражение, когда ищут сильный наркотик. Вампиры называют этот препарат «Красный Дракон», потому что он настолько отравляет кровь, что на нас он влияет как химический стимулятор.
«Теперь-то он точно знал, что стимулятор в «Красном Драконе» точно не был химическим». Вампирам, ловившим его, было насрать, от какого компонента в его составе, они ловили кайф, а если и знали, то не спешили афишировать это. Употребление и распространение «Красного Дракона» в среде вампиров было под строгим запретом. В итоге, это приводило к тому, что находясь под кайфом, теряющие над собой контроль вампиры, ставили под удар, секретность существования их расы, а для мира немертвых не было интереса важнее, чем хранение их существования в тайне.
Дениз понятия не имела, насколько опасной была ее кровь. Если Стражи Порядка выяснят, что она – ходячий наркотик, то не дали бы ей и шанса, найти Натаниэля и избавиться от клейма. Они бы убили ее без промедления. И если поставщики «Красного Дракона» узнают, что Дениз – является для них незаконным и весьма дорогостоящим товаром, они превратили бы ее жизнь в сущий ад.
У Ниггера на лице заиграли желваки. «Будь он проклят, если позволит этому случиться».
- Не скажу, что у меня есть хоть не много, - продолжил Джен, качая головой. - Естественно, его крайне трудно раздобыть. Я попробовал всего однажды. Примерно с час было весьма весело, но потом начались ужасные галлюцинации, вдобавок ко всему, страшная головная боль на следующий день – убийственная головная боль! Зачем тебе играть с этим ядом, Чарльз?
- У меня свои на то причины, – ответил Ниггер.
Дениз, смотрела себе под ноги, тревожно переминалась с ноги на ногу, но, не произнося не слова. «Умная девочка». Он доверил бы Джену многое, но только не это.
Джен пристально вглядывался в него своими ясными бирюзовыми глазами. Ниггер сохранял невозмутимый вид. «Если Джен не выведет его на источник, он найдет кого-нибудь другого, кто сделает это». «Красный Дракон» может и был, столь редким и нелегальным, но всегда найдутся способы его достать. Найти можно, все что угодно, надо просто уметь искать.
- Так и быть, я скажу тебе, у кого я брал дозу, – наконец ответил Джен. - Не берусь обещать, что этот тип все еще в деле: это было несколько лет назад. Так или иначе, его имя - Блек Джек, тогда он частенько посещал казино, просаживая деньги в Белладжио.
- Тот, что в Вегасе? – уточнил Ниггер.
Джен пожал плечами. - В конце концов, это ведь Город Грехов.
И снова на лице у Ниггера дернулся мускул. - Твое гостеприимство все еще в силе, старина?
- Зачем? – вырвалось у Дениз.
Ниггер взял ее руку и сжал в предупреждении, на что Джен только расхохотался.
- На счет меня можешь не волноваться, крошка? Подозреваю, все из-за тех историй, которые, Кэт, должно быть, тебе понарассказывала. Женщины всегда все приукрашивают.
- Говоришь, что не пытался шантажом принудит Кэт к сексу, угрожая убить некоторых из ее людей? – спросила Дениз, игнорируя усилившуюся хватку Ниггера.
Улыбка Джена стала, абсолютно нахальной. - Ах, это? Да, было дело.
Рука Дениз, казалось, немного нагрелась, а в ее аромате стали прослеживаться терпкие нотки гнева. - Этого более чем достаточная причина, так к тебе относиться
- Дениз. – Нигер развернул ее к себе лицом, - Доверься мне.
Она еще раз бросила на Джена гневный взгляд, после чего кивнула.
 
Дата: Суббота, 04.06.2011, 02:15 | Сообщение # 24

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
На радостях, - что она не стала продолжать спорить, не смотря на то, что Джен намеренно ее провоцировал, - Ниггер запечатлел поцелуй на лбу у Дениз. Но как только его губы коснулись ее кожи, - она замерла. Как и он.
Поцеловать ее казалось таким естественным, что он не осознавал, что сделал это, пока не подался порыву. И теперь, прижимаясь губами к ее лбу, к нему вернулась реальность.
Ниггер не смог сдержать вспыхнувший в нем пожар. Отчасти, ответную реакцию Дениз, можно было списать на обыкновенную реакцию человека, на предварительную ласку вампира перед укусом. Но тут было не только это. И даже не половина этого. Несмотря на ее отвращение к вампирскому миру, и то, что она пережила, и все еще таящуюся ее скорбь по убитому мужу - Дениз хотела его.
И, несмотря на всю ее человеческую сущность, все возрастающую опасность, и свой собственный здравый смысл – он так же желал ее. Так же сгорал от желания.
Губы Ниггера медленно оторвались от ее кожи, все еще храня на них ее тепло. Когда он уловил аромат желания, исходящий от нее - все, на что его хватало - это не прижаться ими к ее губам.
- Тебе нужна комната прямо сейчас? – спросил Джен с явной иронией в голосе.
Дениз не впечатлилась его шуткой. Она просто развернулась и пошла прочь.
- Второй этаж, третья дверь слева. Упругий матрац прилагается, – крикнул в след Джен.
Вмиг оказавшись у Джена, Ниггер все-таки успел вовремя совладать с собой, хотя руки были сжаты в кулаки.
- Ты собирался выбить из меня дурь, Чарльз? – спросил Джен, с выражением полного неверия на лице.
Ниггер разжал кулаки. За те века, что они были знакомы с Дженом, он не вел себя так ни с одним человеком. Вообще-то, он так не вел себя так ни с кем - будь-то вампир, или человек. «Ему следует брать себя в руки, когда дело касается Дениз. В такой ситуации, когда им еще предстояло вычислить Натаниэля, не следует идти на поводу у глупого притяжения».
- Я понимаю, Джен, что такое поведение вполне для тебя естественно, но постарайся обуздать себя, в присутствии Дениз, – Ниггер сумел произнести это вполне спокойным тоном.
Джен поднялся и медленно, и осторожно положил свои руки на плечи Ниггера. - Я не знаю, что происходит между вами двумя, но это начинает касаться и меня. Крадешься за спиной своего лучшего друга. Ищешь «Красный Дракон». Кидаешься на любого, кто чуть дунет в ее сторону. Остановись, приятель. Это на тебя не похоже.
«Совершенно не похоже», и Ниггер знал это. Но не мог остановиться. Время уходило, а не сделанных дел оставалось еще море. - Не беспокойся за меня, – ответил он, сжав руки Джена, прежде чем отойти от него. - Я знаю, что делаю.
Он направился вслед за Дениз, в сторону парадной двери, куда она вышла чуть ранее, а не наверх, в комнату с «упругим матрасом», когда его нагнал голос Джена.
- Я начинаю сомневаться в этом, Чарльз.
Ниггер ничего не ответил. Он и сам начинал в этом сомневаться.
***
Дениз потерла свои метки под длинными рукавами. Среди ее смущения, замешательства, и расстройства, она была еще и чертовски голодной. «Да будьте вы прокляты Раим с Натаниэлем». Если бы не они, ее двоюродные сестра с братом и тетя были бы еще живы. Она сидела бы дома, стараясь наладить свою жизнь, насколько это было вообще возможно. А не в этом чудовищном доме, принадлежащего неумершему мудаку. Она делала все возможное, чтобы избегать этого чужого, темного мира, но, как бы она не старалась - ни одна из ее мер предосторожности не срабатывала, и теперь сидит здесь, и проклинает одного вампира и неумолимо тянется к другому.
Ниггер наверняка знал, что ее влекло к нему. Кэт говорила, что вампиры способны ощущать эмоции людей, такие как гнев, страх, ложь,… или страсть. В парке, Ниггеру и не требовалось особо напрягаться, но она надеялась, что он был сильно не в себе, и толком ничего не понимал. Теперь же у нее не было ни единого шанса, что Нигер воспримет случившееся, как смутное воспоминание. «Что с ней не так?» Он же предупредил ее, что стоит ожидать случайных проявлений страсти, как часть их спектакля. Оставалось только надеяться, что Ниггер воспримет это, как ее номинацию на Оскар, за свою реакцию на его поцелуй в лоб.
Дениз снова потерла метки, жалея, что не может их соскоблить, и навсегда с этим покончить. «Не то, чтобы это шибко помогло». Сущность Раима все равно будет продолжать пульсировать в ней с каждым ударом ее сердца. Эти метки – всего лишь ее «поводок», демоническая версия спутникового ЛоДжека*. Если Натаниэль был заклеймен также как и она – а, исходя из того, что Раим показал ей в видениях, так оно и было – возникал вопрос, - «а зачем собственно она вообще была нужна демону? Почему он не может выследить Натаниэля так же, как и ее?»
Она развернулась, чтобы вернуться… и врезалась в Ниггера. Он подошел совсем бесшумно, и она отвлеченная, шагнула прямо на него.
Ниггер не дал ей потерять равновесия, поддержав ее за плечи своими прохладными руками. Выражение его тигриных глаз было непроницаемым. Он открыл рот, но сделал паузу, будто собирался сказать что-то очень неприятное и не мог подобрать нужных слов.
Дениз так стремилась отмахнуться от унизительного разговора о своей недавней реакции на него, что пролепетала первое, пришедшее в голову. - Что, если Натаниэль заблокировал Раима? У Натаниэля есть точно такие же метки. – Она вытянула вперед руки, запястьями вверх, для наглядности. - Но Раиму, для того, что бы его найти все таки – нужна я. Если это так, то все насмарку, если Натаниэль не нашел способ избавиться от меток, даже этого стало бы достаточно для того, чтобы сбросил Раима с хвоста.
Не зависимо от того, что собирался сказать Ниггер, это сработало, и отвлекло его. Он нахмурился, разглядывая ее закрытые запястья.
- Ты права. Или Раим лжет о том, что может выследить тебя через них, и просто преследует нас. Вероятность этого немного меняет, что я запланировал раньше, но, в любом случае этот вариант стоит рассмотреть.
Дениз стало интересно, в чем же заключался его план. «Что, если Ниггер собирался сказать ей, что больше не может помогать? Это ее очевидное влечение к немку, ставит его в неловкое положение, или его отказ мог стать более равнодушным, из-за необходимости?» Он, должно быть думает, что она – особый вид идиоток, таких что продолжают липнуть к нему, когда он ясно дал понять, что это для него лишь работа. «Ну и что, что Ниггер отреагировал тогда в парке - он тогда был, малость, не в себе, из-за действия ее крови. Если учесть основу извращенной вампирской породы, Дениз не удивилась бы, если бы Ниггер повел себя так же, поведи она себя кроткой овечкой.
Она должна позволить ему уйти. Она манипулировала им, и это уже стоило ему многого, как времени, так и денег. «Разве она может продолжать использовать его, даже если это было ради благих намерений?» Она поступает ничуть не лучше того же Раима или ее предка, продавшего душу.
Дениз выпрямилась. - Это уже переходит те рамки, на что ты соглашался, и это несправедливо. Это не было справедливо с самого начала, но я тогда так боялась, я... я не подумала. Но, тем не менее, думаю, я не могу позволить тебе продолжать мне больше помогать.
Он посмотрел на нее так, будто она лишилась рассудка. - Ты считаешь, что сможешь уйти, и сама со всем справится?
- Я знаю уже намного больше, чем в самом начале, и может… может, я даже смогу нанять Джена мне в помощь, – добавила она, ненавидя даже саму идею хотеть попробовать это, но готовая на все, чтобы попытаться Нигеру сорваться с ее крючка. - Он показал, что все можно купить за соответствующую цену, и…
- Ты не сможешь добиться расположения Джена. – Оборвал ее Ниггер. - И, если бы я не был его другом на протяжении столетий, - тоже. Мы уже обсуждали это, Дениз. Я – не просто твой наилучший вариант, я – твой единственный вариант.
В ней закипел гнев. - Я уже пообещала, что не обращусь к Кости. Ты не хотел помогать мне с самого начала, так что хорошие новости - я поумнела, и ты свободен.
Ниггер придвинулся ближе, пока не навис над ней, сверкая своими зелеными глазами. - Ты не поумнела, ты совсем выжила их ума, поэтому я сделаю вид, что ничего не слышал из того, что ты, только, что тут наговорила.
- Не командуй мной, – огрызнулась она.
Он приподнял бровь. - Я трезво смотрю на вещи. Ты потеряла много крови, да еще и Раим приложил к тебе руки. И в совокупности они, делают ход твоих мыслей немного... неадекватными.
Гнев Дениз перерос в ярость, подкрепленным всеми остальными эмоциями, в которые, она даже себе не решалась признаваться. - Да пошел ты на х..й, – выплюнула она. – Я не спрашиваю тебя, я ставлю тебя перед фактом - я уезжаю, а ты - остаешься. И точка.
Глаза Ниггера опасно сверкнули. - Попробуй. Посмотрим, как далеко ты уйдешь.
Она сжала руки в кулаки, только для того, чтобы почувствовать колющую боль в ладонях. Дениз в ужасе глянула на свои руки. И закричала.
Из невероятно удлинившихся пальцев отходили пожелтевшие, кинжалообразные, острые когти, из-за которых, на ее ладонях, остались глубокие рваные лунки. Это были не ее руки. Это были руки монстра.

____________________________
* LoJack – спутниковая система охраны, позволяющая отслеживать объект (машину), где бы он не находился.
 
Дата: Четверг, 07.07.2011, 22:13 | Сообщение # 25

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
Глава 12
В течение секунды Ниггер просто впал в ступор, уставившись на руки Дениз. Такого он еще никогда прежде не видывал, за все прожитые им столетия. Затем полное ужаса, паническое выражение на ее лице, привело его в действие.
Скинув с себя пальто, обернул им руки Дениз, подхватывая каждую капающую каплю крови, вытекающую из ранок на ее коже, оставленными отвратительными когтями. Он не будет рисковать, кто-то мог почуять эту кровь и понять, что это – наркотик. Затем он подхватил Дениз на руки. Она все так же продолжала смотреть на свои кисти, даже после того, они теперь были укрыты пальто. Ее дыхание было частым и поверхностным, ее всю колотило. «Это шок», понял он. «Неудивительно, это шокировало даже его самого, а ведь это были даже не его руки».
Ниггер внес ее в дом, шепча успокаивающие глупости, скорее, для того, чтобы отвлечь ее, нежели надеясь, что его слова благотворно подействуют на нее. «Джен сказал – второй этаж, третья дверь слева». Ниггер взлетел по лестнице, перепрыгивая аж, сразу, через три ступеньки, и внес ее в третью по счету комнату, захлопывая за собой дверь ногой. Все так же продолжая прижимать к себе Дениз, опустился на кровать, не прекращая нашептывать ей, вереницу ободряющих обещаний, не имея понятия, сможет ли он их выполнить.
Он был рад, когда она, наконец, разрыдалась, это означало, что она начала отходить от шока. Он беспокоился, что это может оказаться последним гвоздем в ее гробу. В конце концов, сколько может выдержать один человек - выпавших на него испытаний, и всего еще неделю назад, не зная о ее метках, и об угрозе ее семье, он, скорее всего, подумал бы, что она слегка съехала с катушек от переживаний. «Христос, если бы он оказался на ее месте, он сам бы развел сырость. А то если не вогнал бы себе кол».
Покрепче прижав ее к себе, Ниггер улегся на кровать и натянул по верх них одеяло, потому как ее все еще колотило. Он прижаться к ней как можно плотнее, и обвил своим телом. Дениз уткнулась лицом в его грудь, пряча лицо, плечи сотрясались от рыданий, которые теперь пыталась сдерживать.
Ему было невыносимо, что он ничего не мог сейчас сделать для нее, чем это жалкое подобие комфорта. «А сделали он вообще для нее хоть что-то с того момента как она приехала к нему? Похоже, что нет», и ее руки были тому доказательством его неудачи. Какой частью своего тела Дениз расплатится за его следующую промашку, увеча ее, превращая в чудовище той демонической сущностью, продолжающей пожирать ее изнутри?
«Я не позволю этому случиться», пообещал себе Ниггер, еще крепче обвиваясь вокруг Дениз. «Этот ее жалкий предок, Натаниэль, уже несколько поколений нашел способ одурачить Раима. Ниггер был Мастером-вампиром с прожитыми за плечами несколькими веками и будь он проклят, если потерпит неудачу там, где это удалось какому-то человеку».
- Все наладится, – пообещал он Дениз, с абсолютной уверенностью на этот раз.
Она издала звук, очень похожий на приглушенное фырканье. - У тебя сумасшедший запас оптимизма, ты в курсе?
«Храбрая, прекрасная и упрямая Дениз еще и подшучивала, хотя должна была биться в припадке от ужаса своего положения». Ниггер рассмеялся, и в этот момент в его сердце что-то взорвалось, что-то неведомое, но понял, что это останется там уже навсегда. То, что он ощущал, было не просто вожделением. Это чувство было намного глубже.
- Это мой позорный секрет, – ответил он ей, водя губами по ее волосам, и уже не заботясь о том, что от этого, ему самому было слишком приятно, чем должно было бы быть.
Она вздохнула, порывистым хриплым звуком. Дрожь, бившая ее, постепенно стихала, переходя в редкие вздрагивания, а рыдания сменились на редкую, тихую икоту. Ниггер восхитился ее стойкости, ведь с того момента, как она увидела свои руки, не прошло и десяти минут. «Чертовски сильная женщина».
- Я тебе обошлась в одно пальто, пару рубашек, дом и еще яхту, – пробормотала она. - Боже, Ниггер, спасайся. Беги.
Он откинулся на высокое изголовье кровати, все еще сжимая ее в своих объятиях. - Нет.
- Это не твоя...
- Ты не могла бы поспорить со мной позже, дорогая? Я сейчас довольно измотан.
После чего, он закрыл глаза, провозглашая молчаливую молитву никуда не вставать с постели, и чтобы она перестала с ним спорить. Ему совершенно не хотелось ее отпускать. Такого блаженства он не испытывал века, не говоря уже о том, что, когда он сказал, что вымотан – он говорил чистую правду. Солнце уже было высоко, а он не спал, кроме той пары тройке часов, когда он провалялся в отключке из-за огромной кровопотери и наркоты. Да и Дениз должна была быть вымотана. С тех пор как он ее почти осушил, а Раим выполнил над ней свои дьявольские деяния, она вообще не спала.
Она ничего не ответила. Ниггер ждал с напряжением, хотя внешне и выглядел абсолютно расслабленным. Она все так же продолжала лежать, уткнувшись в него лицом, ее волосы цвета красного дерева разметались по его груди, а руки все еще оставались завернутыми в пальто под одеялом. Проходили минуты, а она по-прежнему оставалась тихой и не пыталась уйти. Постепенно всхлипы утихли, и выровнялось дыхание.
Он не смог полностью расслабится, пока не почувствовал, что она заснула. Только после этого он позволил себе немного вздремнуть, по-прежнему обнимая ее за талию одной рукой, а другой бережно прижимая ее голову к своей груди.
***

Дениз потянулась и зевнула, все еще с закрытыми глазами. Рядом с ней шевельнулось большое и твердое тело, после чего ее притянули чуть поближе, побормотав что-то неразборчивое во сне. Она обняла в ответ прежде, чем ее медленно приходящий в сознание мозг смог обработать ситуацию.
«Ты в постели с Ниггером».
Дениз резко распахнула глаза. Лицо Ниггера находилось всего лишь в нескольких дюймах от ее лица, его руки – обнимали ее, а его ноги были переплетены с ее. Это была хорошая новость. Плохая – что ее грудь была прижата к его груди, а его бедро уютно устроилось между ее ногами. Она не могла быть к нему еще ближе, разве что они должны были припаяться друг к другу, а сбившиеся одеяла вокруг них подтверждали, что некоторое время, так оно и было.
Ниггер все еще спал. И не смотря на то, что от их близости ее сердце выпрыгивало из груди, она не могла упустить минуту, чтобы рассмотреть его как следует. Его волосы были еще чернее на фоне бледной кожи, несколько длинных прядей в беспорядке разметались по его скуле. Брови такие же темные и густые, с элегантным изгибом, над закрытыми глазами, обрамленными длинными, черными ресницами. Нос был словно прямым мостом между высокими скулами, губы - довольно пухлые, чувственные, чтобы быть сексуальными и достаточно резко очерченным контуром, чтобы быть мужественными.
Дениз вспомнила, как эти жесткие, но в тоже время чувственные губы прижимались к ее лбу. О том, как скользили эти губы по ее шее, прежде чем укусить, и долго отрицаемая боль снова начала пульсировать в ней. Она была захвачена невыносимым желанием поцеловать его и узнать, что почувствуют ее губы, соприкоснувшись с этими губами.
(на этом перевод Светуськи заканчивается)
У него на лице не дрогнул ни мускул, поэтому она чуть вздрогнула, когда его глаза неожиданно распахнулись. Дениз виновато отпрянула, опасаясь, что по запаху или по выражение её лица он догадается, о чём она только что думала, но его руки крепко держали её, не позволяя отодвинуться. Глядя на него, пойманная в капкан его рук, она разрывалась между желанием, чтобы он отпустил её, и надеждой, что он этого не сделает. Глаза Ниггера начали зеленеть. Губы приоткрылись, показались кончики клыков… и пульсирующий внутри неё жар вспыхнул с удвоенной силой.
Он тоже её хотел? Или это своего рода признаки голода? В конце концов, разве можно хотеть дьявольски обезображенного человека ...
Дениз ахнула, когда её взгляд упал на руки, высвободившиеся из пальто Ниггера во время сна. Не было больше ужасных, длинных пальцев и крючковатых когтей. Это снова были её руки. Абсолютно нормальные.
– Ниггер, смотри! – воскликнула она, помахав ими у его носа.
Его глаза снова приобрели обычный, золотисто-карий цвет, напоминавший глаза тигра. Он отпустил её и поднялся, чтобы получше рассмотреть её руки.
– Такое ощущение, что с ними вовсе ничего и не было, – произнёс он, задумчиво их осматривая.
Безграничное чувство облегчения затопило её, голова слегка кружилась. Широкая улыбка озарила лицо. Она не монстр. Пока ещё нет. У неё в запасе ещё есть время спасти семью и спастись самой.
Именно в этот момент её желудок издал воющий звук, переходящий в зловещее рычание. Ниггер вздёрнул бровь, его губы слегка подрагивали.
– Похоже, пришло время раздобыть тебе что-нибудь поесть.
Час спустя, Дениз подчищала третью тарелку, не обращая внимание на Джена, с недоверием наблюдавшего за ней.
– Как в тебя всё это влезло? – Наконец спросил он, оглядывая её своими бирюзовыми глазами. – Или ты одна из тех девиц, что после еды бегут блевать?
Недобро посмотрев на него, она, тем не менее, промолчала. Возможно, когда-нибудь, она спросит Ниггера, как у него получилось подружиться с таким типом как Джен. Если у Джена и была оборотная сторона в дополнение к тому, что он был грубым ничтожеством – она её пока что не заметила.
И все же, даже он не мог испортить ей настроение. Она опять посмотрела на свои руки, в очередной раз набирая полную еды вилку. Никогда бы не подумала, что их вид, с чуть кривоватым от детского перелома пальцем на правой руке и постоянно обкусанными ногтями, будет так её радовать.
На кухню вернулся Ниггер. Он уже успел забронировал билеты на самолёт и арендовать автомобиль, хотя сегодняшнюю ночь им ещё придется провести у Джена. Теперь, когда она находилась в прекрасном расположении духа, Дениз это нисколько не волновало.
– А вот и барон ДеМортимер, – сказал Джен, крутя свой бокал. Что-то густое и красное плескалось на дне. «Это вино», – убедила себя Дениз, иначе бы её вывернуло.
Ниггер поджал губы при упоминании о его бывшем титуле.
– Утром мы сможем уехать, – сказал он Дениз.
Она посмотрела в окно. Часов поблизости не оказалось, но на улице было ещё очень темно. До утра, должно быть, оставалось ещё несколько часов.
Джен поморщился.
– Выезжаете так рано? Видимо так не терпится достать ту нелегальную дурь.
В его голосе слышался вызов, который Дениз просто проигнорировала. Джен выуживал информацию, но от нее он ничего не добьётся.
Ниггер тоже пропустил его заявление мимо ушей. Он подошёл и с лёгким изяществом cел рядом с ней, казалось, будто его тело струилось по стулу. Лениво постукивая пальцами по краю стола, он смотрел на неё со странным выражением глаз.
– Закончила?
Дениз опустила взгляд. Тарелка опять была пуста – но четвертой порцией, по правде говоря, придется уже давиться.
– Да.
Она ополоснула тарелку и положила в посудомоечную машину, скрипнув зубами на замечание Джена, что у него есть специальные люди, которые должны это делать. И не огрызнулась в ответ, напомнив себе, что они скоро уедут, а бурные проявления её характера Джена всего лишь позабавят.
Ей не нужно было ждать, когда Ниггер захлопнет за собой дверь их комнаты, чтобы начать задумываться о том, что может произойти в ближайшие несколько часов, пока они будут находится наедине, а её влечение к ниггеру с каждой минутой становится всё более очевидным.
Рэнди. Мысли о нём заставляли её одновременно и грустить и испытывать чувство вины. Она всё ещё любила Рэнди, и по-прежнему по нему скучала, но каким-то непостижимым образом Ниггер смог пробраться к ней в душу, она даже не успела начать сопротивляться этому. Да, она уже очень давно не занималась сексом, но ведь Ниггер был не единственным привлекательным мужчиной, которого она знала. Так почему же именно он сводил её с ума? Почему её так сильно влекло к нему, и физически и эмоционально?
Сердце Дениз билось всё быстрее. Что, если Ниггер тоже хочет её? Что, если раньше, когда он смотрел на неё горящими глазами, это не было обычной жаждой крови? К каким-либо отношениям с людьми Ниггер относился презрительно, но секс с ними себе позволял. Стоит ли это допускать? Спать с вампиром, который считает, что, раз она – человек, то просто секса для неё будет вполне достаточно? Одна только мысль об это уже оскорбляла.
И все же, хватит ли у нее сил сказать нет, если Ниггер прикоснется к ней, как тогда, в парке? Поцелует не только ее шею своими такими чуткими, страстными губами? Совсем недавно ей понадобились все её силы, чтобы сдерживать своё влечение, а ведь он стремился тогда просто поесть. Не окажется ли это страстное желание сильнее её гордости, тоски по Рэнди и ее твёрдого намерения держаться как можно дальше от всего сверхъестественного, как только она избавится от меток?
Дениз не желала это выяснять.
– Думаю, я сорвала себе желудок. – Солгала она и кинулась в безопасность ванной комнаты.
***

Ниггер подождал немного, прежде чем сообщить Дениз про изменения в их планах. Она итак нервничала после того, как поняла, что они летят не коммерческим, как предполагалось, рейсом, а на лёгком двухмоторном самолете. Не стоит заранее расстраивать её остальными изменениями их маршрута.
– Мы не летим в Вегас. Мы навестим твоих родителей в Вирджинии, – сообщил он ей.
Дениз ошеломлённо на него посмотрела.
– Зачем?
– Они – твои ближайшие родственники, к тому же я совсем не склонен верить данному Раимом слову не убивать больше никого из твоих близких, чтобы поторопить тебя. Проще говоря, демонам не стоит верить
– Но мы не можем рассказать об этом моим родителям. Здоровье у них не железное и они понятия не имеют о вампирах, демонах и вообще о чем-либо сверхъестественном.
Ниггер взмахнул рукой.
– Им и не надо ничего знать. Ты представишь меня как твоего нового ухажера и сообщишь прекрасную новость о том, что отправляешь их в круиз.
Секунду Дениз просто изумлённо смотрела на него.
– Мои родители – евреи, мои тётя и двоюродные брат с сестрой умерли один за другим в течении всего пары недель. Им не до круиза, они едва закончили сидеть Шиву! (прим. - «Шива» - семидневный траур по умершему родственнику. В течение недели «шивы» родные должны оставаться в доме и сидеть на низких стульях.)
– Они поедут, как только я изменю их сознание. И прежде, чем ты начнёшь протестовать, хочу спросить – что для тебя важнее? Их жизни или твоё отвращение к тому, что я воздействую на их разум?
Она пару раз открывала и закрывала рот, подбирая аргументы, но в итоге так ничего и не сказала. Не смотря на всё серьезность вопроса, Ниггер смотрел на неё и вовсю развлекался. Делая так, она выглядела весьма забавно.
– Хорошо, – сказала она наконец. – Мне не нравится эта идея, но ты прав. Их безопасность важнее.
Одна потенциальная проблема была решена, теперь пора было переходить к тому, что действительно её расстроит.
– Если Раим выслеживает тебя не с помощью меток, нам важно сбить его со следа, – сказал Ниггер, отстёгивая ремень безопасности. – Именно поэтому нас не будет в самолете во время посадки.
– Что? – задохнулась Дениз, в панике озираясь. – Ни за что. Я боюсь высоты. И если ты действительно думаешь, что я смогу надеть парашют и выпрыгнуть с самолета – ты совсем с ума сошёл. Сначала меня вырвет, потом я отключусь и даже не сумею дёрнуть за кольцо.
Ниггер ничего не ответил, но выражение его лица и полное отсутствие рядом каких-либо парашютов говорили сами за себя.
– Нет, чёрт возьми, – сказала она, бледнея.
– Это – лучший способ выяснить, лжет Раим о метках или нет, – ответил Ниггер, отстегивая ее ремень и совершенно не обращая внимания на то, что она колотила его по рукам. – Я уже заставил пилотов поверить, что мы все время были в самолете и приземлились вместе с ними в Вегасе. И со мной тебе не придется дёргать за кольцо.
Дениз вовсе не выглядела успокоенной этим заявлением.
– Ты сошёл с ума! Врезавшись в землю, ты, само собой разумеется, не погибнешь, а всё что останется от меня – это мокрое место!
– Я не дам тебе разбиться, – сказал он, поднимая её, на что она, протестуя, намертво вцепилась в кресло. – Мы должны прыгнуть прямо сейчас, мы сейчас как раз над нужным местом.
– Это уже слишком, – возмущалась она, пока он подтаскивал её к двери, открывал запорный механизм и они вдруг оказались будто в вакууме от резкого напора ветра. – Не делай этого, Ниггер, не делай…
– Держись за меня и закрой глаза, – сказал он, крепко прижимая её к себе.
Проклиная его, Дениз вцепилась в него мёртвой хваткой. Второй пилот стоял, готовый закрыть за ними дверь и благополучно забыть об их прыжке, именно так, как Ниггер приказал ему сделать.
Ниггер посмотрел на неясные очертания земли внизу, отыскивая естественный ориентир, подтверждающий их местоположение. Сердце Дениз колотилось прямо у его груди, его окутывал запах её ужаса, а дыхание так участилось, что он пожалел, что поклялся на крови не гипнотизировать ее.
Как только он нашел то, что искал, Ниггер покрепче прижал Дениз к себе и выпрыгнул из самолета.
 
Дата: Четверг, 07.07.2011, 22:17 | Сообщение # 26

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
Глава 13
Дениз несло вниз с такой скоростью, что у неё никак не получалось набрать в лёгкие достаточно воздуха, чтобы закричать. Казалось, всё тело будто взбунтовалось против неё, и недавние опасения насчёт рвоты стали вдруг пугающе реальными. Оглушительный свист ветра и бескрайняя пустота внизу ужасали. Если бы она могла забраться Ниггеру под кожу и ещё сильнее вдавить себя в его тело, она непременно бы это сделала. Только ощущение рук Ниггера, уверенно и крепко обнимавших её, пока спасало от обморока.
Постепенно тошнота отступила, а рёв ветра в ушах уже не так оглушал. И у неё получилось вдохнуть достаточно глубоко, чтобы закричать, что она тут же и сделала – принялась визжать изо всех сил.
Между тем, до неё донёсся голос Ниггера:
– Всё в порядке, не нужно кричать. Если хочешь, ты можешь даже открыть глаза.
Дениз открыла, взглянула вниз, зажмурилась и снова завопила. Ниггер рассекал воздух параллельно земле на такой высоте, что автомобили внизу казались просто крошечными. Он что, совсем спятил, предложив ей взглянуть на это?
– Долго ещё? – удалось ей выдавить из себя.
– Всего пару секунд.
Даже находясь так близко к шоковому состоянию, Дениз удалось уловить насмешку в голосе Ниггера. Ладно-ладно, смейся над человеком, не умеющим летать, мистер Мастер-Вампир. Подождём нашего приземления.
По ощущениям, прошло ещё никак ни меньше часа, прежде чем Дениз почувствовала лёгкий толчок и Ниггер произнес:
– Видишь? Мы на земле и ты в полном порядке.
Она наклонила голову и чуть-чуть приоткрыла крепко зажмуренные глаза. И упёрлась взглядом в их обувь, утопающую в траве. Отличной, шикарной, прекрасно осязаемой траве. Ниггер позволил ей выскользнуть из своих объятий, но не раньше, чем убедился, что дрожь в её ногах унялась, и она может стоять самостоятельно.
Высвободившись, она со всей силы пихнула его, ниггеру даже пришлось сделать шаг назад.
– Как ты посмел смеяться надо мной, когда мы летели?
Ниггер примирительно поднял руку, всё так же продолжая улыбаться.
– Послушай, Дениз...
– Не денизкай мне тут. – Огрызнулась она. – Плевала я на твой возраст, силу и влияние. Если ты посмеешь проделать такое ещё раз, я вгоню тебе кол в сердце. Сукин сын, не могу поверить, ты выбросил меня из самолёта!
Ниггер всё ещё всеми силами пытался подавить рвущийся наружу смех.
– Я не выбрасывал тебя. Я спрыгнул вместе с тобой. Чувствуешь разницу?
Ужасно хотелось стукнуть его, но какая-то её часть, которая, видимо, всё ещё не до конца осознала удачность приземления, соглашалась с логикой его поступков. Маловероятно, что после такого прыжка с высоты нескольких тысяч футов, Раим сможет, как и раньше, легко отследить её. Дениз знала, что вампиры умеют летать, но даже не представляла себе масштабов этого умения. Ей казалось: всё, на что они способны – это ненадолго зависать над землей. Но уж никак не изображать из себя клыкастый вертолёт.
– Теперь куда? – спросила она, пытаясь унять бешеное сердцебиение.
– К дому твоих родителей, разумеется. Недалеко отсюда нас ждёт автомобиль. Потом мы отправимся ко мне домой.
– К тебе домой в Сент-Луис?
Ниггер улыбнулся.
– Нет, Дениз. Ко мне домой в Англию.
* * *

Примерно сутки спустя, Ниггер увидел хорошо знакомые очертания живой изгороди, окружающей его поместье в Дереме. Он потряс Дениз, сидящую рядом. Всю дорогу из Вирджинии в Англию она не сомкнула глаз – летели коммерческим рейсом, так Дениз было спокойнее – а в машине по дороге из аэропорта наконец-то заснула. За рулём сидел Альтен, и Ниггер хотел, было, поудобнее устроить её у себя на коленях, но она настаивала на том, что совсем не устала до тех пор, пока просто не вырубилась.
– Мы на месте, – сказал он Дениз.
Она сморгнула… а когда автомобиль въехал на подъездную аллею, её глаза удивлённо расширились.
– Это и есть твой дом? – спросила она.
Спейд уловил в голосе Дениз потрясение и подавил усмешку. Изначально его владения были гораздо обширнее, но, поскольку он много путешествовал, то в прошлом веке решил продать несколько акров, сохранив родовое поместье скорее из сентиментальных соображений. Главный дом во времена его юности считался не слишком большим, но по современным меркам выглядел довольно внушительно. Самая старая часть дома была построена в начале XVI века. Затем, последующие поколения ДеМортимеров, в течение двухсот лет достраивали и расширяли его. В начале XVIII века, когда Ниггер, находясь в Австралии, стал молодым вампиром, дом перешёл в чужие руки, но, как только в пятидесятых годах XVIII столетия Ниггер смог вернуть его себе – сразу пристроил два новых крыла. Потом, примерно раз в десять лет, он обновлял тут всё. Результат являл собой смесь готической архитектуры и современного комфорта.
Дениз перевела внимательный взгляд на Ниггера.
– Ты, должно быть, сказочно богат.
Он пожал плечами.
– Поместье досталось мне в наследство. Когда меня выслали в колонии Нового Южного Уэльса – я лишился всего, но, со временем, мне удалось вернуть его обратно.
У неё всё равно не получалось соотнести его и дом, к которому они подъезжали.
– Я думала, бароны считались мелкой аристократией. Наверно, я плохо помню историю.
– Ты права, в мое время барон был весьма мелким титулом, но, по обычаю, бароном становился старший сын. Мой отец был графом Эшкрофтским – я унаследовал этот титул после его смерти. Но к тому времени я уже стал вампиром, и не считал себя вправе пользоваться им. Он предназначался для живого сына, коим я уже не являлся.
Ниггер ничего не мог поделать с нахлынувшими воспоминаниями, это чувствовалось по его голосу. В последний раз он видел отца в своей тюремной камере, незадолго до высылки в колонии. Отец ничего ему не сказал. Он стоял там, и, утратив былую гордую осанку, плакал. Не от стыда за судьбу единственного сына, приговоренного к каторге за долги, а от чувства вины.
Пару минут Дениз молчала. Потом произнесла:
– Даже знать не хочу, как выглядит дом, который ты из-за меня отдал Джену. Теперь я понимаю, почему ты не позволяешь мне вернуть долг. Отдай я тебе всё до последнего цента – всё равно не смогла бы расплатиться.
Ниггер постарался отогнать воспоминания прочь.
– Ты когда-нибудь перестанешь изводить себя этим? Джен, скорее всего, через пару лет поставит его на кон, и я просто отыграю его обратно. Или вернёт в обмен на мою помощь. Эта потеря – временная.
Она выдавила из себя слабую улыбку.
– Ты бы сказал так, даже если бы всё это было бы неправдой, так ведь?
"Да", – сказал бы он, но совершенно не собирался в этом сознаваться.
– Ничего подобного. Всё дело в натуре вампира. Если тебе что-то нужно – заплати, потом это всё равно к тебе вернется.
Альтен остановил автомобиль перед домом и выскочил, чтобы достать из багажника чемоданы. Дениз отвернулась.
– С меня ты никогда не требовал платы, – еле слышно сказала она.
Ниггер смотрел на её профиль и испытывал странное тянущее чувство. "О, от тебя я хочу многого. Слишком многого, чтобы говорить об этом прямо сейчас”.
– Ты – не вампир, – вот и всё, что он ответил.
Альтен открыл дверь с его стороны.
– Вы позволите?
Ниггер вышел из машины и подал руку Дениз. Она приняла её, но, едва выбравшись из автомобиля – тут же застенчиво отпустила.
Он подвёл её к парадной двери, которую распахнула улыбающаяся экономка – Эмма. А потом рассказал Дениз дальнейший план действий.
– Я уезжаю. Альтен побудет с тобой следующие несколько дней.
Уголки губ Дениз поползли вниз.
– Ты уезжаешь? – повторила она. – Куда? Зачем?
Ниггер наклонился и прошептал.
– Не покидай дом ни при каких обстоятельствах, и, что бы ни произошло, не приглашай никого войти.
На её лице все ещё читалось удивление, сквозь которое проступало совсем иное чувство. Обида.
– Ты вернёшься?
Разочарование боролось в нём с другими, более сильными эмоциями. Неужели она подумала, что он, привезя её сюда, намеревался бросить? Разве она не успела узнать его достаточно хорошо, чтобы понять, он никогда не сделает ничего подобного?
– Конечно же, я вернусь, – сказал он резко.
А потом сделал то, что давно хотел, но никак не осмеливался сделать. Притянул Дениз к себе, и, чуть запрокинув её голову, накрыл губами её рот. Удивленный вздох – губы Дениз приоткрылись, и Ниггер скользнул по ним своим языком. На вкус они оказались даже лучше чем её кожа, и когда он проник глубже, обводя её язык своим языком и изучая глубины её рта, вкус этот стал, будто красное вино – глубокий, пьянящий и сладостный. Без того наркотического дурмана, что таился у Дениз в крови, но, в каком-то смысле, ещё более затягивающий.
Ниггер выпустил её и отвернулся. Если он не остановится сейчас, то схватит и отнесёт её прямиком в свою постель, и это будет крахом всех его дальнейших планов.
Поэтому он сел в автомобиль и уехал, оставив Дениз смотреть ему в след.
* * *

Дениз бросила на Альтена колючий взгляд, захлопывая перед его носом дверь ванной комнаты. Не настаивай она, что всё-таки существуют места, куда вампиру просто недопустимо ходить вместе с ней, он спокойно устраивался бы рядом с раковиной, пока она облегчалась.
Если верить Альтену – Ниггер оставил ему строгие указания: не спускать с неё глаз, пока он в отъезде. Ни в каком случае. И теперь, куда бы она ни пошла, за исключением ванной комнаты, за ней всегда тенью следовали или он или Эмма, потому Дениз начала выискивать предлоги для походов сюда, чтобы хоть недолго побыть в одиночестве.
Противоречивые чувства не давали ей покоя. С одной стороны – раздражала организованная Ниггером круглосуточная охрана. Если он так заботился о ней, то почему его самого нет рядом? С другой стороны – она была тронута тем, как серьёзно он подошёл к организации её безопасности, и не важно, что послужило тому причиной, его дружба с Кости и Кэт или что-либо ещё.
Размышления над его поступками заставляли её эмоциональное состояние скакать не хуже, чем у пресловутого Безумного Шляпника, и такое продолжалось уже второй день подряд, с того самого момента, как она приехала в этот дом. К чему вообще был тот поцелуй перед отъездом? Чтобы соблюсти приличия и убедить Эмму и Альтена, что она сейчас – его подружка? Прощальные поцелуи – обычное дело для влюбленной парочки, а они, как-никак, притворялись именно ею. В том поцелуе ничего странного и не было, не считая того, что она вообще не могла перестать об этом думать.
Неужели Ниггер притворялся? Но поцелуй казался таким настоящим. Искусным, требовательным, страстным и... многообещающим. Словно Ниггер дал подсмотреть, каково это будет, с ним в постели. Или же, с его многовековым опытом, этот умелый поцелуй – всего-навсего обычная игра на публику?
И самый пугающий вопрос, какой из двух вариантов прельщал её больше?
Дениз открыла кран, чтобы Альтен не догадался, что она заперлась здесь просто чтобы отделаться от него. Она терзалась и не знала, чего желала больше от Ниггера: притворства или искренности чувств. Все эти дни она пыталась заставить себя если и вспоминать Ниггера, то исключительно в нейтральном ключе, но у неё ничего так и не получилось.
Будь она немного честнее сама с собой – призналась бы, что ощутила сильное влечение к нему ещё тогда – впервые увидев его на вечеринке у Кэт. Дениз болтала с Кэт и вдруг почувствовала – что-то буквально заставляет её оглянуться. В дверном проеме, припорошенный снежинками, стоял темноволосый незнакомец и внимательно её разглядывал. Дениз встретилась с ним взглядами, и странная дрожь прокатилась по её телу, будто произошло что-то очень важное. Но Рэнди позвал её по имени, и Дениз внезапно вернулась к реальности, стряхивая с себя оцепенение и недоумевая собственной реакции на этого совершенно незнакомого ей брюнета.
Теперь, почти год спустя, это напряжение никуда не делось. Сказать по правде, оно стало ещё сильнее. Невзирая на то, что она ни в коем случае не желала связываться с миром немёртвых, довольно существенная её часть была совсем не против связаться с одним конкретным вампиром.
Вместе с этой мыслью накатило чувство вины. Рэнди уже не был последним, кто целовал её. Да, Дениз знала: в конечном счёте, он не будет последним мужчиной, занимавшимся с ней любовью. Но не слишком ли рано ей думать о ком-то другом, особенно, о вампире? Именно война между вампирами погубила Рэнди и, в каком-то смысле, она окажется в постели с врагом.
"На самом деле это ты убила его", – измывалась над ней совесть. "Ты не только притащила его в дом, битком набитый вампирами, но и позволила ему в разгар боя выйти из подвала, а сама осталась внизу, в безопасности".
Дениз швырнула мыло через всю комнату, угодила в ванную и обрадовалась, что ничего при этом не разбила. Нужно отыскать Натаниэля и избавится от меток, тогда любимые люди больше не будут умирать из-за неё. Можно было сколько угодно прятаться от мира вампиров и тех чувств, которые она испытывала к Ниггеру, но нельзя было скрыться от истинного виновника смерти Рэнди – себя самой.
И тут в дверь вломился Альтен. Клыки выпущены, глаза сверкают зеленью, в руке он сжимает большой нож.
– Что случилось? – прорычал он, осматривая ванную комнату. – Я слышал шум.
Сердце, только что бешено пустившееся вскачь, начало потихоньку успокаиваться.
– Ничего не случилось. Я уронила мыло, вот и всё. Посмотри только, что ты сделал с дверью.
На полу, под тем местом, где Альтен выбил замок, валялись деревянные щепки. Его взгляд упал на поцарапанный кусок мыла, валяющийся рядом с джакузи.
– Прости, – сказал он. – Мне показалось, тебе грозит опасность.
Лицо Дениз залилось краской. Хорошо ещё, что она стояла полностью одетая, а не сидела на унитазе со спущенными штанами.
– Не мог бы ты, хм… теперь выйти?
Альтен вернул дверь на место и прикрыл её за собой.
– Я починю ее, когда ты выйдешь, – сказал он, как ни в чем не бывало.
* * *

Дениз молчала, разглядывая свои запястья, уже привычно скрытые длинными рукавами. Она не могла и дальше просто ждать Ниггера, времени на это не было и у её семьи. Круиз родителей продлится три недели. Прошло уже пять дней, а она сидела сиднем и ничего не предпринимала.
Если Ниггер не вернётся в ближайшие день-два, ей придётся искать Натаниэля самостоятельно.
Дениз уже совсем, было, собралась слегка перекусить перед ужином, когда Альтен, прислушиваясь, настороженно склонил голову.
– Мы не одни, – сказал он. – Я слышу звук приближающегося автомобиля.
Вилка Дениз звякнула о тарелку. Она вскочила и, не обращая внимания на предостережения Альтена дать сперва Эмме посмотреть, кто приехал, побежала к дверям. Из-за внушительных размеров особняка и того, что кухня располагалась на втором этаже в задней части дома, на это ушла целая минута. Дениз не считала нужным просить Эмму накрывать в столовой, так как была единственной в доме, кто ел обыкновенную пищу.
Эмма уже стояла в дверях. Седовласая вампирша улыбнулась Дениз и снова посмотрела на длинную подъездную аллею.
– Это Ниггер, – произнесла Эмма.
Дениз прикрыла глаза от последних лучей заходящего солнца, находящегося как раз позади автомобиля, преодолевающего последний подъездной поворот. За тёмными тонированными стеклами было не разглядеть, кто сидел внутри, но она приняла слова Эммы на веру. Если бы не опасения показаться навязчивой, Дениз выбежала бы на дорогу, вместо того, чтобы продолжать торчать в дверях. Но, чёрт возьми, прошло пять дней! Пять дней без звонков, без известий, без поисков Натаниэля, она была заперта в этой золотой клетке, будто в Алькатрасе. И намеревалась высказать Ниггеру всё, что думает по этому поводу.
Автомобиль остановился, из него вышел Ниггер – как всегда изысканный и до умопомрачения красивый. Улыбнулся ей и, подойдя ближе, приподнял брови.
– Ты не собираешься пригласить меня в мой собственный дом, Дениз?
Она открыла рот... и была отброшена в сторону. Лишившись дара речи, Дениз уставилась на Эмму – миниатюрную, спокойную, милую Эмму – и на выпущенные ею клыки.
– Убирайся отсюда, – зашипела та.
И тут Дениз почувствовала едкий запах, долетевший наконец до двери. Зубы Ниггера обнажились, когда он зарычал, а черты лица стали плавиться, пока, наконец, не сложились в черты Раима.
– Дай мне войти, – разъяренно прорычал Раим.
Эмма захлопнула дверь, закрывая от взгляда Дениз переполненное злобой лицо Раима. Альтен, не сводя глаз с Эммы, помог ей подняться на ноги.
– Взрывай, – произнёс он.
Эмма побежала в сторону главного зала. Дениз озиралась вокруг, ожидая в любую секунду увидеть Раима внутри. Как ни странно, он не появлялся. От жуткого вопля, долетевшего снаружи, задрожали стекла. Этого оказалось достаточно, чтобы сердце Дениз бешено забилось, а метки на запястьях начали жечь огнём.
Альтен взял её за руку. Кожа вампира, даже через рукав блузки, была прохладная, а прикосновение казалось легким и решительным одновременно.
– Не волнуйся. Демон – существо материальное, он не сможет войти без приглашения.
– Я думала, это просто миф о вампирах, – ответила Дениз дрожащим голосом, осмысливая эту информацию. Так вот почему Раим прикинулся маленькой девочкой, когда постучался к ней в дом, и она пригласила его войти. Собственно, даже сама внесла его внутрь.
– И что теперь? Мы не можем просто ждать и надеяться, что он уйдет.
Альтен не успел ответить. Вокруг дома раздалось несколько взрывов. Снаружи Раим заверещал так высоко и пронзительно, что Дениз пришлось заткнуть уши.
– Соляные бомбы, – сказал Альтен удовлетворенно. – Слышал, соль разъедает тела демонов. Надеюсь, это правда.
– Я знаю, ты слышишь меня, Дениз, – проревел Раим минуту спустя. – Немедленно впусти меня, или я убью твоих родных, всех до единого! Я знаю, где сейчас твоя семья. Ты не сможешь спрятать их от меня!
Дениз рванулась вперёд, но хватка Альтена оказалась стальной.
– Он лжёт, – сказал он решительно. – Демоны всегда лгут.
Она кусала губы в кровь. Что, если Раим не лжёт? Что, если, оставаясь здесь, внутри, она опять проявляет трусливую беспечность, которая приведёт к очередной смерти, как в ту ночь, с Рэнди. О чём только думал Ниггер, устанавливая вокруг дома бомбы специально для демона? Ведь ясно как день – убить Раима не удалось. Они лишь до крайности взбесили его – и в результате могут погибнуть её близкие.
Тем временем Раим продолжал выкрикивать угрозы. Дениз всё больше и больше впадала в отчаяние. У неё было соглашение с демоном. А теперь, похоже, всё пошло прахом.
– Я должна выйти к нему, – сказала Дениз, пытаясь вырвать свою руку. – Я должна сказать ему, что всё ещё собираюсь выполнить его требования.
Альтен не сдвинулся с места.
– Ты не пойдёшь туда.
– Ты ничего не знаешь о нашей сделке! – закричала Дениз, сильнее дёргая руку. – Я не позволю, чтобы из-за тебя погибла моя семья!
Альтен не стал с ней спорить. Просто одной рукой зажал ей рот, а другой – поднял и понёс её, брыкающуюся, вверх по лестнице. Она всё ещё различала крики Раима про то, какой мучительной смертью умрут её родители, если Дениз не одумается и немедленно не впустит его. Но она не могла этого сделать. Сейчас она не могла даже разговаривать.
– Прости, но я не могу позволить тебе совершить необдуманные поступки и рисковать собой, – сказал Альтен, игнорируя разъярённое мычание Дениз, приглушённое его рукой.
Примерно пол часа спустя крики Раима внезапно смолкли. Дениз услышала визг тормозов, затем звук распахнувшейся парадной двери.
Не прошло и пары секунд, как в дверном проёме возник Ниггер. Чёрные волосы были взъерошены, будто он бежал стометровку, глаза – ярко-зелёные. Он кивнул Альтену, который наконец-то перестал зажимать рукой рот Дениз и соизволил оставить её в покое.
Она отпихнула Альтена в сторону, подбежала к Ниггеру и со всей мочи влепила ему пощёчину.
– Ты что наделал?
 
Дата: Четверг, 07.07.2011, 22:19 | Сообщение # 27

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
14 глава
Сама по себе пощёчина Ниггера не сильно возмутила. Он прикинул, что такое вполне может произойти, едва увидел, как Дениз бьётся в руках Альтена, а тот при этом ещё и зажимает ей рот рукой. Его даже не сильно взволновало, что она ударила его в присутствии Альтена. Предполагалось, что Дениз – его женщина, а лёгкая размолвка влюблённых не вызовет вопросов у членов его линии. Что по-настоящему привело его в ярость – это сила удара. Нечеловеческая сила. Щёку будто обожгло, и в нос ударил аромат его собственной крови.
Беглый взгляд подтвердил худшие опасения: руки Дениз снова выглядели, как птичьи лапы, с изогнутыми пальцами и крючковатыми когтями вместо ногтей.
Чёртов демон дорого заплатит за всё, что сотворил с ней.
Быстро, прежде, чем Альтен успел хоть что-нибудь заметить, Ниггер толкнул Дениз на кровать, схватил её руки, сунул их под подушки и навалился сверху своим телом.
– Ступай, – сказал он Альтену. – Проследи за нашими гостями.
Альтен вышел, благоразумно прикрыв за собой дверь.
Дениз ахнула, когда Ниггер припечатал её к кровати, запах гнева стал чувствоваться ещё отчётливее, а тело, казалось, обжигало. Такого раньше не было, мрачно отметил про себя Ниггер. Температура её тела увеличивалась, когда она начинала злиться, а прямо сейчас Дениз была просто в ярости.
– Слезь с меня, Ниггер. Я не шучу...
Он выпустил её руки и откатился в сторону, прижимая палец к губам знакомым всем жестом, прося помолчать. Потом кивнул на её руки.
Взглянув на них, она побледнела.
– Не мог позволить ему увидеть это, – сказал Ниггер так тихо, что она могла и не расслышать.
Но Дениз услышала, и кивнула в ответ. В глазах уже не было того бешенства, она отвела взгляд в сторону от своих рук, будто не могла даже вынести их вида.
– Дениз, – Ниггер нежно сжал изуродованные руки, не обращая внимания на её попытки высвободиться. – Скорее всего, это - временное явление. Но оно ещё не раз повторится.
Она быстро заморгала, а потом её лицо будто застыло.
– Это не имеет значения. Сейчас важно лишь то, что ты натворил с Раимом. Теперь он не оставит мою семью в покое. Ты очень сильно разозлил его.
Ниггер встал, подошёл к телевизору, включил его и выкрутил звук на полную громкость. Демон смылся, как только увидел его. Видимо, соляные бомбы серьёзно задели Раима, если он сбежал от схватки с Мастером-Вампиром. А жаль, потому что драка – это как раз то, что Ниггеру было просто необходимо. А сейчас ему нужно было поговорить с Дениз, не беспокоясь, что их может подслушать Раим, возможно, всё ещё шныряющий где-то поблизости.
Он уселся на кровать, придвинувшись к Дениз как можно ближе, чтобы она могла услышать его сквозь рёв телевизора, и постарался не обращать внимания на пьянящий аромат, говорящий ему, что у Дениз критические дни.
– Теперь мы знаем: Раим не лгал, когда говорил, что может выследить тебя по меткам, – сказал Ниггер. – И, не оставь я тебя здесь, он отправился бы следом за нами. Так что, пользуясь возможностью, я уехал и проверил, сможет ли Раим тебя вообще отыскать, а заодно и подготовил кое-что от него в тайне.
– Отличный план, включающий в себя соляные бомбы, после взрыва которых можно с уверенностью сказать, что если Раим сумеет отыскать моих родителей, то они – покойники. – Высказалась Дениз, которую всё ещё переполняли страх и злость.
Он встретился с ней взглядом, и немного подождал, чтобы она прочувствовала важность того, что он ей собирался сказать.
– Теперь мы знаем, что Раим – демон, обладающий телесной оболочкой, а не просто одержимый человек. Материальный демон не может без приглашения войти в частные владения или перемещаться днём, к тому же, он чувствителен к соли. Одержимый же демоном человек может войти куда угодно, когда угодно, да и соль никаких затруднений не вызывает.
– Это… по поводу Раима… это хорошо или плохо? – спросила она.
По правде говоря, это было плохо. Отделаться от одержимого было бы намного проще. Но Ниггер не собирался сообщать ей об этом.
– Чтобы убить врага, нужно знать о нём всё,– ответил Ниггер, тщательно подбирая слова. – Теперь нам известно, что Раим из себя представляет, а, значит, мы на шаг ближе к его уничтожению. Что насчёт твоих родителей – они посреди океана. Вряд ли Раим захочет приближаться к солёной воде, даже точно зная, где они находятся. Чего он не знает. Иначе не упустил бы возможность добить тебя, назвав их точное местонахождение.
Кусая губы, Дениз машинально потянулась поправить волосы, и замерла в отвращении, опять увидев свои руки. Молча, она завернула их в покрывало и подняла на него совершенно потухший взгляд.
– Ниггер, они не могут путешествовать вечно. И Раим всё ещё может выследить меня, когда захочет. Я понимаю, тебе нужно было понять его природу, но теперь я не смогу даже увидеться с моими родными; пока я рядом, они будут подвергаться постоянной опасности. Тебе следовало обсудить это со мной, прежде, чем отказываться от поисков Натаниэля и начав вместо этого дразнить Раима.
Он приподнял бровь.
– Мы всё ещё продолжаем искать Натаниэля, и когда мы это сделаем, то будем разговаривать с Раимом с позиции силы. А не будем зависеть от его обещаний милостиво не убивать тебя, если ты выполнишь свою часть сделки.
Он не мог позволить себе такой риск. Проведённое вдали от неё время он потратил на поиски информации: необходимо было узнать правду о метках, понять, что Раим за демон, и определиться со своими чувствами к Дениз, не теряя голову от её постоянного присутствия рядом. Теперь, на все три вопроса у него были вполне чёткие ответы. Дениз для него была чем-то большим, чем сиюминутная прихоть. Она был особенной. Когда она была рядом, внутри всё будто переворачивалось, он не ощущал подобного уже более полутораста лет. И началось это с той самой минуты, когда он впервые увидел её. Что насчёт того, что Дениз была человеком, что ж… возможно, она выберет другой путь, если он найдёт правильные слова, чтобы убедить её.
Так что, как только Раим уберёт свои метки, Ниггер намеревался прикончить его.
Он решил не посвящать Дениз в то, что никто так и не смог ему точно описать, как можно убить материального демона. Если он не сможет отыскать информацию об уничтожении, то, пожалуй, начнёт с обезглавливания, а потом будет перебирать все возможные варианты.
– Когда мы отыщем Натаниэля, я хочу, чтобы ты ушёл, – сказала Дениз тихо. – Раим знает, что это ты установил соляные бомбы. Он жаждет мести и если может следить за мной, то тут же узнает, что мы нашли Натаниэля. И тогда он попытается убить тебя. Ведь ты ему больше не будешь нужен.
Раиму перестанет быть нужна и сама Дениз, и они оба это понимали. Даже если демон и не точил на неё зуб, в чём Ниггер сильно сомневался, то после сегодняшних событий он может убить её просто ради забавы.
– Как раз на этот случай у меня есть план, – сказал он.
Её карие глаза слегка прищурились.
– Какой?
* * *
Если Альтену или Эмме и показалось странным, что она спустилась вниз с ладонями, замотанными в полотенца, то никто из них не подал виду. Дениз надеялась, что её руки снова примут свой нормальный вид, в противном случае ей придется подыскать другой способ прятать их, более удачный, чем обматывать их полотенцами с вышитыми на них монограммами Ниггера.
Она яростно молилась, чтобы это поскорее прошло, и на то имелись множество причин. То, что кто-нибудь мог заметить, как чудовищно выглядят её руки, было наименьшим из зол. Если всё так и останется, пусть даже они сумеют уничтожить Раима, она может навсегда распрощаться с надеждой однажды стать матерью. Как она будет держать ребенка, не боясь при этом задеть его своими когтями? Как она вообще сможет позволить себе забеременеть, будучи полудемоном?
Двое незнакомцев в холле отвлёкли Дениз от невесёлых мыслей. Белокурая женщина стояла у камина, будто любуясь его размерами. Даже не смотря на свой необычайно высокий рост, если бы ей вздумалось войти в камин, она с лёгкостью бы в нём поместилась. Вторым был молодой человек с бритой головой и полностью покрытыми татуировками руками.
Ниггер кивнул в их сторону.
– Дениз, это – Франсин и Чед.
– Приятно познакомиться, – сказала Дениз, направляясь к ним. По привычке она уже было протянула руку, но потом покраснела и резко прижала её к своему боку.
Они взглянули на её полотенца, но промолчали. В очередной раз Дениз прокляла Раима, метки и своего давно потерянного родича, устроившего ей такую весёлую жизнь.
– Тоже очень рада знакомству, – сказала Франсин. Чед эхом повторил за ней, бросив на Дениз оценивающий взгляд, заставивший её снова почувствовать себя женщиной, а не ходячим чудовищем. Потом Чед перевёл взгляд на Ниггера, но, заметив выражение его лица, слегка побледнел, и откашлялся.
– Вы хотите подождать, или можно начинать прямо сейчас?
– Приступайте, – ответил Ниггер. – Эмма, задёрни, пожалуйста, шторы. Альтен, принеси кейс мистера Хаггинса и включи в доме все телевизоры и радиоприёмники. На полную громкость.
Экономка не стала подходить к окнам, вместо этого она взяла пульт и нажала на кнопку. Шторы начали медленно закрываться. Дениз покачала головой, отметив такую автоматизацию. Её мать влюбилась бы в это, не говоря уже обо всей остальной дорогостоящей модернизации дома Ниггера.
Альтен принёс кейс и поставил его у ног Чэд. Ниггер кивнул Эмме и Альтену, они его поняли и удалились.
В то время как из других комнат начали доноситься громкие звуки орущих телевизоров и другой техники, Чед открыл кейс и принялся доставать из него различные предметы. Дениз не могла предложить ему свою помощь, но с любопытством заглядывала через плечо. Внутри кейс был сделан явно на заказ. Крупные предметы извлекались из специально предназначенных для них пазов, точно повторяющих их форму. Чед принялся выкладывать их на блестящий металлический поднос. Сначала нечто, напоминающее причудливой формы дрель, затем пакет, в котором лежали несколько длинных металлических палочек, пару небольших бутылочек из тёмного стекла, шнур, что-то типа домкрата, бритва, флакон с распылителем, хирургические перчатки, и какие то прямоугольные соты, больше всего напоминающие набор акварельных красок.
– Мне кажется, пора рассказать мне детали твоего плана, – сказала Дениз.
Нигер сел на диван, и указал ей на место рядом с собой. Она послушно уселась, держа спину ровно, а обмотанные полотенцами руки пристроила у себя на коленях.
– Чед и Франсин – демонологи, – сказал Ниггер вполголоса. Дениз вполне серьезно полагала, что Раим не сможет их услышать, даже если будет стоять рядом – такой грохот стоял вокруг. – Они – вампиры и изучают демонов и пострадавших от них людей уже довольно давно. Настолько давно, что были одними из тех, кто когда-то помогли парню с печатями демона на предплечьях...
Дениз затаила дыхание. Натаниэль!
– … вот поэтому я был оставить тебя здесь. Если демон с помощью этих меток может следить за тобой, то где-то должен был существовать кто-то, знающий, как с этим справиться. Мне требовалось время, чтобы разыскать лучших специалистов по демонологии, и нужно было это сделать без твоего демона, висящего у меня на хвосте, – продолжал Ниггер, твёрдо смотря ей в глаза.
Она оказалась права. Натаниэлю на самом деле удалось заблокировать действие меток, по крайней мере, настолько, что у него получилось спрятаться, и, видимо, вполне достаточно для того, чтобы они не превращаться и дальше в чудовище. В этом был смысл. Если бы Натаниэль полностью изменился – найти его не составило бы никакого труда. Как правило, люди всё же склонны замечать монстров, живущих среди них, даже такие "люди", как вампиры или гули.
В душе у Дениз всё бушевало, и она обняла Ниггера по-дурацки замотанными в полотенце руками. Ей казалось, он просто бросил её, а он искал людей, с помощью которых Натаниэлю удалось дать Раиму пинка под зад. Может быть, для неё и её семьи ещё не всё было потеряно!
– Ниггер, – она задыхалась, не в силах подобрать слова, чтобы выразить свою благодарность.
Его ладони скользнули по её спине, затем он медленно, но всё же, отстранился.
– Ты ничем мне не обязана, – сказал он, но на мгновение у него на лице мелькнуло какое-то странное выражение. - Мне не нужно возмещать убытки или благодарить, чтобы я довёл это дело до конца. Я же дал обещание. И сдержу его, ничего не требуя взамен.
Дениз откинулась на спинку дивана. Её это задело. Неужели Ниггер напоминал ей, что их связывают чисто деловые отношения, и ей неплохо было бы держать свои руки при себе?
– Верно, – сказала она, быстро отодвигаясь подальше. А затем к ней пришло на выручку знакомое оцепенение, благодаря которому она сумела пережить похороны Рэнди и месяцы борьбы с посттравматическим стрессом, заглушая вспыхнувшую было в душе боль. Ниггер делал ей и её семье огромное одолжение. Как бы там ни было, она не собиралась долго дуться на него из-за того, что её отвергли. Возможно, его совершенно не интересовала её благодарность, но он её всё равно получит, вместе с поддержкой и сотрудничеством.
– Что я должна делать? – спросила она, гордясь ровным, спокойным звучанием своего голоса.
Взгляд Ниггера было обсолютно непроницаем.
– Чед сделает тебе татуировку.
Такого ответа она ожидала меньше всего.
– Ещё одну?
– Не вдаваясь в детали, метки – это чрезвычайно стойкие знаки власти демона над человеком, – сказала Франсин, подсаживаясь к Дениз. – Мы собираемся перекрыть их своими собственными знаками. Эти символы будут преломлять связь между вами и демоном, или снизят её до минимума, если только вы не будете контактировать с ним, и он повторно вас не заклеймит. Постарайтесь не допустить этого.
Дениз не смогла сдержать смех.
– Даже и не собиралась.
Продолжая раскладывать инструменты, Чед, не поднимая глаз, заметил:
– Можно вам нанести дополнительно и охранные символы. Кое-какие знаки у меня на руках – обереги. Я наколол их, ещё будучи человеком, чтобы не позволить бродячим нематериальным демонам завладеть моим телом. Вас интересует что-то типа этого?
Дениз непросто было ответить вот так сразу.
– Они мне пригодятся?
– Навряд ли, – ответила Франсин. – Одержимость – явление редкое, и виноваты в ней низшие демоны, пытающиеся прорваться в наш мир. Большинство людей демонов в глаза не видели, но нам, пока мы были людьми, они были необходимы. Когда ты дерешься с демоном – он, как правило, сопротивляется.
Дениз сглотнула. Вспоминая недавнюю яростные вопли Раима, это утверждение её совершенно не утешало.
– Ещё пару минут, – сказал Чед. – И можно будет начинать.
Чед принялся смешивать порошки из пакетиков с содержимым различных бутылочек, хмуро рассматривая чёрную вязкую массу в лотке.
– Прежде чем наносить татуировку, нужно проделать тест, – сказал он. – Снимите полотенце и протяните мне вашу руку.
– Нет.
Ниггер сказал это раньше, чем Дениз успела придумать причину отказа. Глубокий взгляд его глаз абсолютно не допускал возражений.
– Полотенца останутся на месте. Ты можешь работать вокруг них, – продолжил он.
Чед собрался было возразить, но Франсин пожала плечами.
– Если метки расположены не на кистях, тогда никаких проблем, – сказала она.
– Вообще-то, мы так не работаем, – пробурчал Чед себе под нос.
Франсин улыбнулась Дениз.
– Творческие люди – народ темпераментный. Прежде, чем стать демонологом и вампиром, Чэд был художником.
Дениз улыбнулась в ответ немного нерешительно. Франсин так тепло и доброжелательно отнеслась к ней. Её род деятельности, и то, что она была вампиром, казалось, совершенно ей не соответствовал.
Или, наоборот? Франсин была первым демонологом, повстречавшимся Дениз. Сказать по правде, знакомых вампиров у неё тоже было не очень много. Конечно, был тот, который намеревался пообедать ей, тогда она познакомилась с Кэт, да и сама Кэт была наполовину вампиром. Ещё Кости, Ниггер, Джен, сир Джена – Менчерес, Тейт, кучка охранников, с которыми она едва здоровалась… а теперь ещё Эмма, Альтен, Франсин и Чед.
И дюжины не набралось. Не слишком много для того, чтобы сформировать мнение о целой расе, если быть до конца честной. Правда, в ту новогоднюю ночь она увидела, насколько отвратительным может быть этот мир немёртвых.
– Дениз.
Кажется, Ниггер окликал её уже не в первый раз.
– Простите, – сказала она, тряхнув головой. – Можно ещё раз, что я должна сделать?
– Сядьте на пол, положите руку на стол и закатайте рукав, – сказал Чед.
Дениз села и попыталась задрать правый рукав, одновременно стараясь не потерять свои полотенца. Мягко выражаясь, задача ухватить что-нибудь укутанными в полотенце когтистыми лапами, оказалась не из лёгких. Ниггер подождал секунду-другую, а потом просто взял и подтянул за неё рукав. Чед с Франсин переглянулись, но промолчали.
Чед осмотрел обнажившееся клеймо и тихонько присвистнул.
– Глубокое. – наконец выдал он, разглядывая напоминающие звёзды отметины у неё на коже. – Нужно будет побрить и продезинфицировать этот участок, – продолжил Чед, намыливая ей руку, а затем аккуратно провёл несколько раз бритвой по внутренней части её предплечья. После, побрызгав из стоявшего рядом флакона, взял в руки заострённую с одного конца стальную палочку. Обмакнул её в форму, которая чем-то напоминала детский акварельный набор, но, фактически, представляла собой емкости для смешивания красок. Затем Чед достаточно сильно, так, чтобы проколоть кожу, уколол её в центр клейма.
Было неприятно, но, в общем и целом, терпимо. Как будто брали кровь из пальца на анализ. Франсин и Чед внимательно наблюдали, как капелька её крови смешивалась с чёрной краской…, а потом алая кровь поглотила чёрный цвет.
– У нас проблема, – пробормотал Чед.
 
Дата: Четверг, 07.07.2011, 22:21 | Сообщение # 28

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
15 глава
– Что за проблема? – одновременно спросили Дениз с Ниггером.
Чед поддел каплю ее крови, начал подносить к своим губам – и тут же Ниггер схватил его за руку.
– Если ты попробуешь ее кровь, – очень спокойно сказал он, – я тебя убью.
Франсин встала при этих словах.
– У вас очень хорошая репутация, но я не потерплю угроз…
– Не будет никаких угроз, пока он снова не будет пытаться пробовать ее кровь, – перебил ее Ниггер, слова звучали очень вежливо и, в то же время, абсолютно убийственно.
– Прямо как тот вампир, – сказал Чед, качая головой.
Дениз подалась вперёд.
– Какой тот вампир?
Ниггер стер ее кровь с пальца Чеда, а затем, чуть приподняв бровь, сбрызнул его руку раствором из распылителя и снова насухо вытер.
– Вампир, что был с тем человеком, ну, с тем, у которого были такие же метки, как и у вас, – ответил Чед чуть раздражённым тоном. – Так же беспокоился, чтоб мы не пробовали кровь того мужчины. Только сейчас вот вспомнил об этом.
Ниггер поймал ее взгляд, но Дениз уже и сама поняла, что сейчас нужно промолчать. Тем не менее, внутри у неё всё гудело от волнения. Очевидно же, что вампир, который привел Натаниэля к Чеду и Франсин все эти годы определённо знал, что кровь Натаниэля из-за меток превратилась в наркотик. Также как и у неё. Поиски Натаниэля через продавцов Красного Дракона должны дать результат. Просто обязаны.
– Помнишь имя того парня? – спросил Ниггер.
Чед и Франсин оба отрицательно покачали головами.
– Тогда он был ещё совсем молодым вампиром. Это все, что я помню, – сказал Чед.
– Должно быть, это была его собственность, – заявил Ниггер, произнося это так, будто для него лично всё это ничего и не значило. – Невежливо лезть и пить кровь у чужого имущества. Даже каплю.
Он не стал им всё объяснять, не доверился. Дениз почувствовала укол страха. Она была настолько зациклена на том, что метки превращают ее в монстра, что даже не задумывалась, сколько ещё неприятностей могут принести и другие их побочные эффекты. Ниггер, может, и не заинтересован использовать как-то наркотический эффект её крови, но другие-то вполне могут захотеть. Красный Дракон – это субстанция, которую вампиры покупают, чтобы поймать кайф, и вот есть Дениз, у которой она просто бежит по венам.
– Как я и сказал, у нас проблема, – продолжил Чед. – Ее кровь нейтрализует смесь в чернилах, это значит, что любое тату, которое мы нанесем поверх ее меток, будет бесполезно. Мы должны сделать чернила более концентрированными. И намного.
– Хорошо, сделайте это, – сказала Дениз. – Делайте все, что вы делали с моим…с тем другим человеком, у которого были такие же метки.
– Будет печь, – произнесла Франсин сочувствующим тоном.
Если это помешает Раиму выслеживать её и, возможно, остановит её внутренние изменения, то пусть печёт, хоть как в аду, она все равно всё стерпит.
– Ничего страшного. Давайте поскорее покончим с этим, – уверенно ответила Дениз.
Франсин похлопала ее по плечу.
– Чед, используй Иерусалимскую соль, – сказала она, ее тон вновь стал оживлённым и деловым.
Чед достал маленькую бутылочку из своего чемодана и многозначительно глянул на Ниггера.
– Это отразиться на цене.
Дениз виновато сжалась, хотя Ниггер отрезал:
– Давай. Это будет последний раз, когда ты упоминаешь о цене в ее присутствии.
– Чед, – чуть укоризненно произнесла Франсин. Затем улыбнулась ниггеру. – Мои извинения. Мы обсудим эти вопросы, когда все уже будет сделано. Сейчас самое важное – это позаботиться о нашей милой девочке.
– Именно, – сказал Ниггер все еще с напряжением в голосе.
Дениз хотелось провалиться сквозь землю, но она решила, что не покажет никому своего смущения. Мне все равно, что говорит Ниггер, я найду способ отблагодарить его, пообещала она сама себе.
– Что такое Иерусалимская соль? – спросила она, чтобы сменить тему.
– Соль – природное оружие против демонов. Иерусалимская соль еще более действенная, потому что добывается в месте, где пересекаются все основные мировые религии. Затем, она по-особому измельчается и смешивается с… ну, с веществами, о которых я не могу вам рассказать, – договорила Франсин с улыбкой на лице. – Но это должно сработать, чтобы перекрыть силу твоих меток.
– Готово, – сказал Чед минутой позже. Он погрузил другую металлическую палочку в только что смешанные чернила, а затем уколол остриём Дениз в предплечье.
Руку будто окатило пламенем, так неожиданно и с такой силой, что Дениз не смогла удержаться от слез, а руку отдернула. Они предупреждали, что будет больно, но она не была готова к такой муке. Было так же невыносимо, как когда Раим ставил свои метки.
– Чернеет, – удовлетворенно сказал Чед, внимательно наблюдая за каплями крови, покатившимися у неё по руке. Затем он взглянул на Ниггера. – Вы должны будете держать ее, пока мы будем наносить татуировки.
Дениз пыталась абстрагироваться от жгучей боли у неё в руке. Казалось, совершенно невозможным, чтобы так болела такая крошечная рана, она была лишь немногим больше следа от укола иглы.
– Насколько сложной будет татуировка? Надеюсь, всего пара линий? – спросила она.
Ее надежда умерла, когда Чед ответил.
– Я должен буду покрыть рисунком обе ваши руки. Это займет несколько часов.
Она содрогнулась, когда Чед вытащил странную на вид дрель, которая, как она теперь знала, была машинкой для нанесения тату. Понадобились часы, чтобы хоть как-то прийти в себя и пережить такую же боль, которая практически свела её с ума, когда Раим клеймил её в течение всего пары минут. Дениз подумалось, что она уже вполне готова сдаться, но выбора у неё просто не было.
– Сперва мне нужно выпить, – сказала она, делая глубокий вдох. Наверно, целую бутылку. Или нужно, чтобы её вырубили. Что угодно, лишь бы заглушить боль.
– Дениз. – Ниггер опустился рядом с ней на колени, настойчиво заглядывая ей в глаза. – Ты взяла с меня кровную клятву, но ты можешь и освободить меня от нее. Позволь мне облегчить для тебя эту процедуру. Тебе не обязательно всё это чувствовать.
Она смутилась на секунду, но затем до нее дошло, что он имел ввиду.
– Нет. Я не хочу, чтобы ты контролировал мой разум.
– А я не хочу держать тебя, пока ты будешь биться в агонии в течение нескольких часов, – ответ Ниггера был категоричен. – Если бы ты не заставила поклясться на крови, что я не буду гипнотизировать тебя, я бы даже не стал спрашивать.
Она обернулась к Франсин.
– Другой парень, с метками, как у меня, он справился сам? Или вампир, что был с ним, вмешивался в его сознание?
Выражение лица Франсин было настороженным.
– Его не смогли загипнотизировать. Вампир пробовал, но ничего не вышло.
Это из-за действия меток, поняла Дениз с замиранием сердца. Натаниель уже успел измениться до такой степени, что даже силы вампира не хватило, чтобы пробиться к его сознанию.
– Как ты говорила, вампир, бывший с ним, был молод, а я – Мастер, – ответил Ниггер. – Я смогу сделать это.
В его голосе была слышна абсолютная уверенность. Дениз колебалась. Дело было не просто в боли, которой она боялась, хотя, ожёг на руке всё ещё продолжал пульсировать и делал этот страх вполне реальным. Даже если умом она и понимала, что это – вынужденная мера, но быть скрученной в течении нескольких часов, когда её, в сущности, будет пытать вампир, это вызовет у неё приступ её ПТСР так же верно, как и то, что ей необходимо дышать. Даже сейчас то знакомое чувство паники уже поднималось в ней. Так или иначе, потеря контроля над своим разумом казалась неизбежной, либо от воспоминаний о той ужасной ночи, или под воздействием взгляда Ниггера.
– Доверься мне, Дениз, – сказал он очень мягко.
Она сделала глубокий вдох. Идея перестать самой контролировать своё сознание сама по себе была ей ненавистна. С неё было вполне достаточно и ПТСР. Но…она ему действительно доверяла. Как бы странно это ни звучало, она доверяла Ниггеру намного больше, чем кому-либо ещё в своей жизни. Кроме того, она хотела показать, насколько она ему благодарна. Так что, избавить его от необходимости держать её несколько часов подряд, пока она будет метаться в приступе паники, казалось наименьшим, что она могла сейчас для него сделать.
– Хорошо.
Ниггер улыбнулся, и она на секунду позабыла обо всём на свете. Он был красив даже с его обычным, сдержанным выражением лица, но когда он улыбался, от него захватывало дух. Жаль, что он не так часто улыбается.
В следующее мгновение цвет его глаз изменился, стала появляться зелень. Первым желанием Дениз было отвернуться, потому что она понимала, этот раз будет отличаться от тех, других, когда ей доводилось видеть его таким же, но она сдержалась. И смотрела ему прямо в глаза, когда зелёный цвет вспыхнул еще ярче.
– Я чувствую, как ты сопротивляешься мне. Его голос стал звучать ниже. Почти вибрировал. – Впусти меня, Дениз. Все в порядке. Ты будешь в безопасности…
Её веки вдруг потяжелели. Ниггер еще что-то говорил, но слова стали невнятными, сливались друг с другом. Поле ее зрения всё сужалось до того момента, пока, казалось, все, что она могла различить – это прекрасный изумрудный блеск его глаз. Источающие силу, они более не ужасали. Они были так прекрасны…
Она сморгнула. Увидела перед собой всё то же лицо Ниггера, он всё так же смотрел на неё. И в душе стало разрастаться смирение.
– Это не сработало, – сказала она, морально готовя себя к тому, что должно за этим последовать.
Лицо Ниггера расплылось в улыбке.
– Все закончилось.
Дениз посмотрела на свои руки. Замысловатые узоры покрывали метки от ее запястий до локтей, будто черные кружева на её коже. Боли не было, даже никакого намёка на неё. Чед и Франсин уже ушли, она сидела перед камином, вытянув руки, обмазанные чем-то вроде вазелина, поперек стола.
– Вау, а ты хорош, – выдохнула Дениз.
Смех Ниггера звучал слегка порочно.
– Ты даже не представляешь себе, насколько.
Тут она заметила, что полотенца пропали, а ее руки выглядят, как прежде. У неё на глазах навернулись слёзы. Это исцелило ее?
– Думаешь, это прошло? Все это? Всем сердцем она надеялась, что демоническая сущность была изгнана из неё.
Ниггер пришел в себя.
– Я попробовал каплю твоей крови, прежде чем вывел из транса. Она по-прежнему содержит наркотик.
Её затопила волна разочарования, но она постаралась отогнать всё прочь.
– Может, теперь хоть хуже не станет. А затем, когда я притащу демону Натаниэля, все это можно будет убрать насовсем.
И ты сможешь уйти, добавила она, мысленно обращаясь к Ниггеру. Они оба смогут вернуться к своей прежней жизни, какой она была до этого сумасшедшего дома. Правда, эта мысль уже не так утешала, как должна была бы.
 
Дата: Четверг, 07.07.2011, 22:26 | Сообщение # 29

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
16 глава
Ниггер открыл дверь в номер для новобрачных, с удовольствием наблюдая за Дениз. Ее глаза расширились, когда она вошла внутрь, оглядывая начинающиеся прямо от пола окна, роскошную красную гостиную с кругом диванчиков, столовую с экстравагантным оранжевым баром и две огромные спальни. Несмотря на его размеры, номер можно было окинуть одним единственным взглядом. Четвёртая комната была отделена не стенами, а занавесями, которые сейчас все были собраны.
Служащий отеля, доставивший их чемоданы, ушел после заверений Ниггера, что они не хотят, чтобы вещи были распакованы.
– Это поразительно, – сказала Дениз через несколько минут. А затем знакомое виноватое выражение промелькнуло в ее глазах. – Это, должно быть, очень дорого.
– Если бы вмешательство в твой разум не значило, что я предаю твое доверие, я бы устроил так, что ты бы никогда больше не беспокоилась насчёт моих финансов, – забавляясь, ответил ей Ниггер. – Предполагается, что я здесь в поисках запретных удовольствий, и, помнишь, их цена не имеет значения? Мне не сыграет на руку, если я буду экономить на своем проживании.
– Никто не посмеет обвинить тебя в скупости, когда они увидят это, – пробормотала Дениз, обходя дальше в номер, с его большой ванной-джакузи и огромной круглой кроватью под кожаным балдахином.
По правде говоря, Ниггер и не собирался приводить кого бы то ни было в их номер, но Дениз он этого не сказал. Она была бы в ужасе, если б узнала, что он выбрал именно этот номер потому, что хотел окружить ее сногшибательной роскошью в её первую поездку в Вегас, несмотря на то, что она проходила при таких сложных обстоятельствах.
И Дениз действительно была бы в ужасе, если бы узнала, что единственное, что соблазняло его, это внушить ей желание не возвращаться к своей обычной жизни после того, как они найдут Натаниэля. Впрочем, он не сделал бы этого. Того, что он хотел от нее, нельзя было добиться обманом, ведь тогда он никогда не узнает, было ли оно настоящим.
– Что бы ты хотела заказать в номер? – спросил он, не утруждая себя поинтересоваться, была ли она голодна. Естественно, была.
– Гамбургер с картошкой фри, куриный суп, крекеры и шоколадный торт, – сразу выпалила Дениз, направляясь в главную спальню.
"А я намерен сделать хороший глоток из того, кто это принесет”, мысленно добавил ниггер. Прошло два дня с тех пор, как они оставили его дом в Англии, после был межконтинентальный перелет, а затем преднамеренный полет зигзагом через всю страну, чтобы сбросить с хвоста любого демона, который попытается их преследовать. Все это время они или летели в самолете, или ехали в такси, или сидели в аэропорту, и поэтому он ни разу не поел. Ему не хотелось оставлять Дениз одну надолго для того чтобы кого-нибудь найти, и к тому же, аэропорты сейчас просто напичканы видеокамерами.
Дениз выглянула из спальни, на ее лице было застенчивое выражение.
– Я собираюсь принять душ, но здесь, гм, нет отдельной ванной комнаты. Душевая на виду и она вся стеклянная, так что… просто не входи, пока я не закончу, хорошо?
Ниггер скрыл ухмылку. Он помнил об этой откровенной, стеклянной душевой в центре спальни, когда заказывал апартаменты. На самом деле, он выбрал их именно по этой причине. Кое в чем он не мог не схитрить.
– Конечно. Ты наверняка захочешь вздремнуть после того, как поешь. Мы отправимся в Беладжио ближе к полуночи.
Она вздохнула, но кивнула и потянула ширму, чтобы полностью закрыть спальню. Ниггер устал и был измотан перелетом, а значит Дениз, должно быть, совсем обессилела, ведь у нее не было преимуществ Мастера вампира.
С другой стороны, она больше не была просто человеком. ниггер задавался вопросом, что из этого она видит и о чём молчит, а о чем даже и не подозревает. Он быстро понял, что ненасытный аппетит Дениз в сочетании с невозможностью набрать лишний вес как-то связан с метками. Ее температура, всегда на пару градусов выше нормы, когти, появляющиеся, когда она злится. А дальше - ее скорость, когда она убежала из клуба той ночью. Следы от укуса на ее шее, полностью пропавшие уже через день. Татуировки. Кожа Дениз должна была зудеть несколько дней после такой объёмной работы, но уже через час или два краснота прошла, и она снова стала гладкой, как шелк, зажив ещё быстрее, чем шея.
Он также заметил, что ее руки изменяются только тогда, когда она находится в сильном гневе. После, когда успокаивается, они снова становятся нормальными. После того случая в Англии с Дениз больше подобного не происходило. Возможно, из-за татуировок, сдерживающих сущность Раима… или потому, что она ни разу с тех пор сильно не злилась...
К тому же, Ниггер не планировал в ближайшее время выводить ее из себя. Он собирался показать Дениз, что находиться радом с вампиром – это намного больше того, что она видела в тот ужасный канун Нового Года. Тогда она, наконец, сможет преодолеть свой страх перед миром немертвых и… жить в нём.
Он потерял женщину, которую когда-то любил, но он не позволит себе потерять Дениз. Как только он найдет ее жалкого родственника и заставит Раима снять метки с Дениз, он обратит её в вампира. Тогда смерть не сможет украсть ее у него, как когда-то украла Гизельду.
И один из способов усыпить ее сомнения по поводу мира неумерших – это показать его удовольствия. Дениз уже хочет его, хотя и отрицает это. ниггер решил дать ей понять, что их взаимное влечение нельзя больше просто так игнорировать. Это было бы по-джентельменски – дать ей больше времени, чтобы она смогла принять свои чувства к нему – но у него его не было. Они были близки к поимке Натаниэля, и, как только он будет найден, их время истечет.
Так что, если самый быстрый путь к победе над ее страхами лежал через ее влечение к нему, то он с удовольствием воспользуется этой её слабостью. Скоро ее месячные закончатся – не то, чтобы его обычно это особо волновало, но ее кровь сейчас была слишком опасна – и он сможет закончить свое обольщение.
Скоро, дорогая, пообещал он, слыша, как включился душ, и представляя как вода стекает по ее обнаженной коже. Очень скоро.
Дениз ощущала, что накалена до придела. Во-первых, невообразимый номер отеля. Потом, поездка по Стрип, вид огней, становящихся больше по мере приближения, пока ей не стало казаться, будто они въезжают в пасть сверкающего чудовища. Ниггер приказал водителю лимузина высадить их в паре кварталов от Беладжио, чтобы пройти остаток пути пешком. Дениз не поняла, было ли это сделано в целях безопасности, чтобы шофер не знал, куда они направляются, или потому, что он хотел насладиться достопримечательностями.
А они, безусловно, были поразительны. Все эти неоновые огни, толпы народа, шум и атмосфера вдоль Лас-Вегас-Стрип излучали почти осязаемое послание, что запреты здесь не приемлемы. Она слышала, что Вегас называли игровой площадкой для взрослых, и ослепительная демонстрация развлечений, даже в полночь, заставляла согласиться с этим.
– Что скажешь? – спросил Ниггер, когда они вошли в Беладжио.
Дениз покачала головой. – Спроси меня позже, когда я буду не так ошеломлена.
Он одарил ее одной из тех лукавых улыбок, от которых она получала удовольствия больше, чем следовало бы. Если бы не серьезность их планов на этот вечер, ей бы показалось, что она на свидании. Очень, очень экстравагантном свидании. Кроме оплаты их апартаментов, Ниггер также настоял на покупке ей нового платья, туфель, сумочки и ювелирных украшений, не давая увидеть ценников. "Это – твой костюм на сегодня", – сказал он с еще одной из тех самых улыбок. Конечно, ее новая экипировка более соответствовала рубашке ниггера от Армани и сшитым на заказ брюкам. Черт, его часы, вероятно, стоят больше, чем весь ее туалет.
И все же, Ниггер носил свою одежду и аксессуары с элегантной скромностью, без превосходства, которое обычно свойственно людям с таким счетом в банке. Дениз встречалась с несколькими богатыми парнями до Ренди, но большинство из них, казалось, были настолько увлечены собой, что ею интересовались только ради секса или того, насколько выгодно она украшает их особу. Ниггер же, даже при таких обстоятельствах – когда нужно было играть такую роль, был внимателен и очарователен. Прибавив к этому его странное сочетание галантности, беспощадности и верности, Дениз поняла, что ее чувства начали выходить далеко за рамки физического влечения.
Если бы только он не был вампиром, подумала она. Затем сама себе дала мысленно пощечину. Если бы Ниггер не был вампиром, она не была бы здесь, рядом с ним, потому что, чтобы отыскать Натаниэля, ей требовалась помощь именно вампира. Ей нужно прекратить создавать иллюзии и сосредоточиться на реальности.
Ниггер провел ее мимо входа с различными игровыми автоматами, рулетками и столами на которых играли в блэкджек, вглубь казино, часть, обозначенную как Club Privé. Дениз была поражена насколько, казалось, изменилась атмосфера, переходя от ликующего гедонизма до стильной алчности всего за дюжину шагов.
После обмена вежливыми приветствиями с распорядителем, они вошли в комнату, декорированную золотом и шелком. Тут располагалось несколько столов, обслуживающий персонал был предельно услужливым, и как минимум две игры уже были в самом разгаре.
Ниггер указал в сторону бара.
– Закажи мне виски, пожалуйста. Я скоро подойду.
Дениз взглянула на окошко благоразумно расположенное в углу. – Ты просто не хочешь, чтобы я видела какую сумму ты обменяешь на фишки, иначе у меня будет инфаркт, не так ли?
Он рассмеялся.
– Умная девочка. Но не принимай все на свой счет. Я чувствую, мне сегодня повезет.
Она могла столько всего прочесть в этом последнем предложении, сопровождаемым греховным изгибом его рта, но это была именно та дорога, на которую лучше бы ей вообще не ступать.
– Я закажу тебе выпить, – сказала Дениз. И себе тоже. Покрепче.
Несколько минут спустя, Ниггер вернулся с лотком фишек всех цветов. Дэниз уже допила свой виски, но решила не заказывать второй. Как это было принято, как сопровождающая игрока, она будет вынуждена провести сегодня какое-то время на ногах, стоя за спиной Ниггера, пока он будет играть. И ей совсем не нужно, чтобы ее шатало от количества выпитого.
Ниггер взял ее под руку, а стакан отдал официантке, появившейся, как по волшебству, непонятно откуда.
– Отнесите это на мой стол, хорошо? И проследите, чтобы он был полным.
Ниггер притворился, что изучает свои карты, хотя он запомнил их с первого взгляда. На самом деле, он сосредоточился на Мэдоксе, игроке напротив него. Нефтяной магнат отлично скрывал свои эмоции, но при этом оставался всего лишь человеком. Его пульс мог быть потрясающе спокойным, и ему удавалось не потеть, но его предал запах. Когда он поставил все на эту раздачу, Мэдокс стал пахнуть смесью мускуса и гнилого апельсина. Как и всегда, когда он блефовал.
Веки Мэдокса были полузакрыты, как будто ему было настолько скучно, что он готов был просто уснуть, дожидаясь, сбросит Ниггер карты, или нет.
Ниггер глубоко вздохнул, словно не мог решиться.
– Что же делать? – размышлял он вслух.
Он чувствовал, как напряжение стоящей за его спиной Дениз увеличилось до такой степени, что ее аура практически потрескивала от тревоги. В ее аромате меда и жасмина почувствовались нотки раздражения, появившиеся в последние два часа, пока она наблюдала, как он теряет одну сдачу за другой. Она не знала, что он проигрывал специально, заманивая других игроков. Он не сказал ей, так как хотел, чтобы ее реакция была естественной, иначе это вызвало бы подозрение у наблюдательных картежников.
Но, к ее чести, Дениз молчала, хотя, скорее всего, про себя кричала на него, чтобы он сбросил карты. Бедная девочка. С ее угрызениями совести из-за каждого потраченного им фунта, ей, должно быть, сейчас дурно от мысли, сколько же он проиграл.
Запах Мэдокса, напоминающий перезрелые цитрусовые, усилился, но сам он не дергался, ожидая, сбросит Ниггер карты или поддержит его ставку.
– А, дерьмо, помирать, так с музыкой, - заявил Ниггер, сдвигая все свои оставшиеся фишки в центр стола. – Поддерживаю.
Было слышно, как Дэниз глубоко вдохнула. Мэдокс улыбнулся и перевернул свои карты.
– Две пары червей. А у вас, господин Мортимер?
Ниггер выложил свои карты с волчьей ухмылкой.
– Стрит-флеш, пики.
От Мэдокса повеяло едким разочарованием. Зрители вокруг стола хлопали, пока Ниггер собирал большую кучу фишек. Краем глаза он заметил, что Дэниз немного расслабилась, ее пальцы уже не сжимали спинку его стула.
Ниггер обернулся, взял руку Дэниз и поцеловал ее.
– Вот так, дорогая. Говорил же, что мне сегодня повезет.
Она тихо фыркнула, быстро сжав его руку в ответ. Затем Ниггер почувствовал, как энергетика в комнате изменилась, помещение наполнилось безошибочно узнаваемыми флюидами нежити. Спейд выпустил руку Дениз и небрежно повернулся в сторону их источника.
Вампир, встретившийся с ним взглядом, либо скрывал свою силу, как и Ниггер, либо был более слабым Мастером. Судя по внешнему виду, ему было около тридцати, когда его обратили. Он был темным шатеном и носил волосы зализанными назад в стиле, которому лучше было бы остаться в семидесятых, а его одежда являла собой дорогостоящую ошибку.
По тому, как его встретили официантки, стало понятно, он был здесь завсегдатаем. Ниггер склонил голову в приветствии, а затем снова сосредоточился на процессе сгребания фишек в лоток. Вампир подходил ближе. Ему, должно быть, было любопытно познакомиться с человеком, который только что обобрал одного из постоянных игроков.
– Добрый вечер, – произнёс вампир, занимая место, которое только что освободил Мэдокс. – Похоже, у вас не хватает игрока.
Ниггер мысленно отметил некоторые отличительные особенности другого вампира. "Слабый южный акцент. Вероятно, как немертвый, он моложе меня, но не намного.”
– Безусловно. Я надеюсь, вы присоединитесь к нам. Думаю, у меня открылось второе дыхание, несмотря на поздний час.
Аромат стоящей за ним Дениз изменился. Она, должно быть, тоже признала в новичке не человека. Ниггер не отводил взгляд от льдисто-голубых глаз мужчины, ожидая ответа. Если вампир считает, что он вторгся на, условно говоря, его территорию, то сейчас они об этом и узнают.
Но вампир только улыбнулся.
– А по моему, ещё, скорее, слишком рано. Сдай мне карты, Джекки, и, Сэм, принеси мне мой лоток. На мою обычную сумму.
Крупье перетасовал карты, в то время как менеджер принес поднос с фишками. Двести тысяч, отметил Ниггер. Очень солидно, для «обычной» суммы.
– Я – Генри, – сказал Ниггер, пользуясь именем, на которое был зарегистрирован его номер.
– Би Джей, – ответил вампир, потянувшись, чтобы взять карты, мастерски брошенные перед ним.
Ниггер также взял свои, ничем не выдавая, что наблюдает за бледными пальцами, обхватившими карты. У Би Джея на левой руке не хватало мизинца, а вот на мизинце правой было толстое золотое кольцо с числом «21», украшенным бриллиантами.
"Это, должно быть, Блэк Джек. Джен, приятель, я у тебя в долгу.”
Ниггер откинулся назад, и обвил рукой талию Дениз.
– Ты ведь не против подождать еще немного, дорогая?
Ее тело было напряжено намного сильнее обычного, а ноги, скорее всего, затекли, пока она стояла там два часа на высоких каблуках, но Дениз ответила не раздумывая.
– Вовсе нет. Я люблю смотреть, как ты играешь.
Ниггер чуть не рассмеялся. С ее склонностью к экономии, Дениз ничего не должно было бы злить сильнее, но ее тон был ровным и уверенным. Она даже наклонилась, легко коснувшись губами его горла.
– Может быть, мы найдем, чем еще заняться после того, как закончим здесь, так как я тоже не устала.
Ее голос был хриплый и обольстительный одновременно, низкое мурчание, которое, казалось, зарождалось глубоко внутри. Он только раз слышал его раньше, когда она простонала его имя в Центральном парке, пока он пил из нее. Этого, в сочетании с ощущением шелка и жара ее губ на коже, хватило, чтобы привести его в замешательство, когда он должен был сделать ставку в новой игре. Ниггер хотел снова услышать этот ее голос. Когда они вместе будут в постели.
Взгляд Блек Джека с интересом сфокусировался на Дениз. Ниггер увидел это, но успел остановится, прежде чем инстинктивно, по-собственнически обнажить клыки. Вместо этого он кинул несколько фишек и провел еще раз рукой по боку Дениз, с вызовом отвечая на взгляд вампира. Мое!
Губы Блек Джека сжались, и он склонил голову в знак согласия. Одно из самых сильных желаний у вампиров – потребность защищать свою территорию. Ни один вампир не потерпит, чтобы кто-то глазел на его собственность, если только эта собственность не была ему предложена. Дэниз, Ниггер это ясно дал понять, предложена не была.
– Выигрывает король, первая ставка за Би Джеем, – сказал крупье.
Ниггер заставил себя расслабиться. Целью было дать Блек Джеку почувствовал себя комфортно, а не угрожать ему за один невинный взгляд. Он забыл, как влюбленность влияла на него – он терял контроль над собой, становился эмоционально неустойчивым. По нему, так это было сильнее самой мощной дозы Красного Дракона,
– Ну же, парень, пусть мне повезет, – сказал Спейд крупье, когда карты были сданы.
Он мог бы просить у судьбы того же о Дениз.
 
Дата: Четверг, 07.07.2011, 22:27 | Сообщение # 30

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
17 глава
Когда Ниггер поднялся, показывая тем самым, что на сегодня закончил, Дениз испытала такое облегчение, что даже немного повеселела. Если бы ей и дальше пришлось наблюдать, как он просаживает огромные суммы денег, она точно набросилась бы на него с упрёками. Би Джей, вампир, который, как она отчаянно надеялась, был Блэк Джеком, обыграл Ниггера три раза подряд, под конец выиграв все его фишки. Хотя она и понимала, что Ниггер, играя по крупному, подавал себя как человека с неограниченным бюджетом, ей очень хотелось схватить его и хорошенько встряхнуть. Неужели нельзя делать ставки чуть более осторожно? Кто же ставит на кон всё, имея на руках полный дом, состоящий всего лишь из двоек и троек?
– Куда сейчас направляетесь? – спросил Би Джей, лениво сгребая свой выигрыш.
Ниггер повернулся, рука медленно скользнула вниз по её спине.
– Ещё не устала?
Было четыре часа утра, и она буквально валилась с ног, но всё равно отрицательно покачала головой.
– Ночь не окончена, пока солнце не встало.
– Не могу не согласиться. – Ниггер притянул её поближе и слегка прикусил ушко, от чего по её коже тут же забегали мурашки. – Правда, я бы предпочёл провести оставшиеся часы в постели с тобой.
Его руки оглаживали ей спину, тело прижималось, будто в медленном танце, губы шептали, чуть касаясь уха… от всего этого Дениз пробрала чувственная дрожь, которую невозможно было не заметить. По крайней мере, для Би–Джея её реакция выглядела натуральней некуда.
– Ты не хочешь сперва… хм, немного поразвлечься?
Разве они не должны были навешать как можно больше лапши на уши Би–Джею, если, конечно, это действительно был Блэк Джек?
Смех Ниггера был чувственнее любой ласки.
– Безусловно. Это называется прелюдией.
Или Ниггер решит, что она – самая талантливая актриса на свете, или уже понял, что её внезапно участившийся пульс и тяжесть внизу живота не имеет никакого отношения к наблюдавшему за ними Би Джею.
– Би Джей, приятно было с вами познакомиться, – произнёс Ниггер, всё ещё прижимая Дениз к себе. – Может быть, увидимся завтра. Я вернусь, чтобы отыграться.
– Ну, тогда здесь и встретимся, – протянул Би Джей.
Дениз стояла к Би Джею спиной, поэтому он не мог видеть выражения её лица, когда она хмуро вперилась взглядом в Ниггера. Почему они уходят? Разве это – не тот самый парень?
– Пойдём, дорогая. – Произнёс Ниггер, слегка касаясь её губ поцелуем.
Ниггер отвёл её от стола и направился к выходу из казино. Даже в такой поздний час здесь было весьма многолюдно.
И только после того, как они вышли из арендованного лимузина и зашли в лифт для вип–постояльцев отеля Red Rock, она задала вопрос, мучавший её последние пол часа.
– Разве это был не он?
Ниггер внимательно взглянул на неё, дожидаясь, пока двери лифта раскроются на их этаже.
– О, несомненно, это – он.
– Ну, – поддела она, – чего же мы тогда ушли?
Он открыл дверь люкса под громким названием Черри, подождал, пока они войдут внутрь, и быстро осмотрелся пред тем, как ответить.
– Потому что наш друг теперь заинтригован, спокоен и счастлив от перспективы обчистить меня ещё больше при следующей встрече, – ответил Ниггер.
– Тебе не нужно было ставить всё на кон в последний заход, – пробормотала Дениз.
Он усмехнулся.
– Бедняжка. Теперь тебя ещё несколько дней будут мучить кошмары?
Дениз устало окинула его взглядом, аккуратно укладывая свою новую шаль на красную софу. Ниггер прохаживался рядом без единого признака усталости.
– Казино любят богатых неудачников. Я же не мог допустить, чтобы меня попросили покинуть помещение после череды выигрышей, это было бы слишком подозрительно для простого везения. Сейчас же Блэк Джек считает, что я – дрянной игрок – как раз то, что мне нужно.
Дениз восхитилась хладнокровной логике его поступков даже после того, как её передёрнуло от мысли, во сколько это ему обошлось. Она понадеялась, что Ниггер отыграет хоть сколько–нибудь завтра ночью, иначе она вынуждена будет вернуть ему всю четыреста одну тысячу долларов.
– Я умоюсь, а потом отрублюсь, – объявила она. – Какую кровать ты выбираешь?
– Я буду спать в гостиной. Хочу сперва посмотреть кое–что в мобильном. Так что, если услышишь шум душа, это всего лишь я.
Дениз не думала, что даже звон бьющейся посуды будет способен её разбудить, но полчаса спустя, уже почти заснув, ощутила, что она в комнате больше не одна.
Она заставила себя лежать совершенно неподвижно, прислушиваясь к тому, как вжикнула молния и Ниггер медленно стянул брюки… как трётся ткань о кожу, когда он снимал рубашку, а потом к шорохам, когда он собирал только что снятую одежду. Неожиданно сонливость как рукой сняло, и она вдруг почувствовала себя чрезвычайно бодрой. Образ Ниггера, такой близкий, полностью обнажённый, буквально жёг ей веки – так хотелось их открыть.
Включился душ, и шум падающей воды немного приглушил звуки, производимые Ниггером. Где он сейчас? Он двигается настолько бесшумно, что может сейчас стоять прямо перед ней, а она об этом даже не будет подозревать. Что, если она сейчас откроет глаза, а он тут, рядом, так близко, что можно будет даже прикоснуться?
Дениз ничего не смогла с собой поделать, её глаза приоткрылись. Перед ней никого не было. А слабый щелчок, раздавшийся с другой стороны комнаты, как она догадалась, был звуком открываемой двери в душевую. И убедилась, что угадала верно, когда он повторился, а шум воды изменился; Ниггер встал под струи воды.
"Пар сделает стекло непрозрачным,” рассуждала Дэниз. "Ты можешь вообще ничего не увидеть. На самом деле, уже сейчас всё, наверное, запотело…”
Так тихо, как только смогла, она перевернулась и наполовину зарылась лицом в подушку.
Свет в душе давал возможность рассмотреть Ниггера, его великолепное, обнажённое тело. Стекло не запотело. На это не было и намёка, что полностью позволяло рассмотреть мужчину, стоящего под потоками воды. Открывшийся вид заставил её облизнуть губы раньше, чем она смогла себя остановить.
Дениз прикрыла глаза. "Мои поздравления, ты официально стала вуайеристом”. Ей должно быть стыдно вот так подсматривать за Ниггером. Если у неё осталась ещё хоть капля собственного достоинства, она отвернётся лицом к стене. Прямо сейчас.
Она снова открыла глаза. Ниггер стоял к ней спиной, намыленные широкие плечи смотрелись, будто в морской пене. Волосы казались ещё чернее на фоне такой бледной кожи, длинные пряди разделялись под напором воды. Он смывал мыльную пену, та стекала по спине, задерживалась в районе талии, а затем скользила дальше по его крепким ягодицам.
Дениз снова закрыла глаза. Сделала глубокий вдох и пообещала, что не будет их больше открывать. Так нельзя поступать. Она вторгалась в личную жизнь Ниггера, предавала его доверие, она…
Она открыла глаза, задержав дыхание. Ладонями Ниггер водил по груди, ещё сильнее её намыливая. Голова была запрокинута, глаза прикрыты, вода падала ему на лицо и стекала по телу вниз, смывая пену, даже ту, которую он только что нанёс на кожу.
В своей жизни ей довелось видеть обнажёнными нескольких привлекательных мужчин, но ни один из них и близко не стоял с Ниггером. Каждый миллиметр его тела был идеально пропорциональным, будто вылепленным скульптором, а потом оживлён волшебным образом. Его рост только подчёркивал его потрясающее телосложение, длинные, мускулистые ноги, рельеф мышц на спине, руках и груди, ставший ещё более явным, когда он начал мыть волосы на голове.
"Прекрати смотреть. Прямо сейчас".
Она наблюдала, как Ниггер намыливает голову, потом поворачивается, чтобы смыть с них пену, давая Дэниз возможность рассмотреть с другой стороны потрясающе плавные изгибы его бёдер. Её сердце начало бешено колотиться от осознания того, что ещё она может рассмотреть, скользнув взглядом чуть ниже. Она понимала, ей следует закрыть глаза, но не могла заставить себя сделать это. Ниггер снова повернулся, на этот раз лицом к ней. Дениз виновато вздрогнула, но его глаза всё ещё были закрыты из–за пены, стекающей по его лицу. И она позволила взгляду пройтись по ложбинке на его груди, по животу, по тонкой дорожке тёмных волос, которая расширялась ближе к паху…
У неё во рту стало сухо, тогда как совсем в другой части тела буквально полыхал пожар. Смутно она сознавала, что её сердце сейчас стучит молотком, но не могла отвести взгляда. Ладони Ниггера прошлись по животу и спустились ниже, закрывая хлопьями пены плоть, прячущуюся в гуще тёмных волос.
"Не смотреть! Не смотреть!"
Ниггер намыливал его медленно и тщательно, прошелся по всей длине, под его руками член начал постепенно твердеть и удлиняться. Дениз не могла оторвать взгляд, словно зачарованная, несмотря на все уговоры её здравого смысла отвернуться. Она сглотнула, пульсация усилилась, и волна тепла начала растекаться по телу. Интересно, это его нормальная реакция на намыливание? Или, он думает о ком–то? Может, даже …о ней?
Что, если Ниггер поймает ее за подглядыванием прямо сейчас, но, вместо того чтобы расстроится, поманит, предлагая присоединиться к себе?
Разочарование, наконец, позволило Дениз закрыть глаза. У неё всё ещё были критические дни, и даже если бы Ниггер и предложил вдруг присоединиться к себе, она не смогла бы этого сделать. А если бы и смогла, она не должна.
Это просто несправедливо. Первый, кто привлёк её внимание в физическом и эмоциональном плане после Рэнди стал вампир, который считал, что люди годятся лишь в пищу и для секса, причём, видимо, именно в такой последовательности. Она уже поступилась своей гордостью, признавая, что она – не более чем дорого обходящееся бельмо на глазу у Ниггера, пока их ищет Раим. Последнее, что она могла сейчас сделать, это попытаться избежать своего полного уничижения его отказом, или, что ещё хуже, оказаться трахнутой из жалости.
Дениз обняла подушку, и, отвернувшись к стене, зарылась в неё лицом. Как только всё это закончится, у неё всё станет хорошо. Она поедет домой, будет проводить время со своей семьей и её влечение к Ниггеру постепенно сойдёт на нет. Со временем всё проходит. Даже, как казалось, её безумное горе после гибели Рэнди и ПТСР, из–за которого её трясло каждый раз, когда поблизости оказывался вампир.
Душ выключился через несколько минут. К тому моменту бешено стучащее сердце Дениз уже успокоилось, а всепожирающий голод внутри превратился в тупую боль.
"Видишь” сказала она сама себе мрачно. "Со временем всё исчезает”.

* * *
Когда следующим вечером Ниггер в сопровождении Дениз вошёл в Club Privé, Блек Джек уже был там. Было где–то начало двенадцатого. Ниггер улыбнулся про себя. "Ни шанса меня пропустить, верно, приятель?”
– Всем привет, – доброжелательно произнёс Ниггер, как только получил свой лоток с фишками, – Я здесь, чтобы отыграть всё, что спустил вчера.
Улыбнулись все, кроме Мэдокса, нефтяного магната, которого Ниггер обчистил вчера вечером. Он послал Ниггеру недобрый взгляд и скрестил руки на груди.
– Я на сегодня всё, – объявил он.
– Всё ещё злишься, что он вчера раскусил твой блеф, Мэдокс? – Блек Джек усмехнулся. – Умей выигрывать и проигрывать как мужчина, приятель.
– Белая шваль, – пробормотал Мэдокс себе под нос.
Блек Джек рассмеялся, и выдвинул стул Мэдокса ногой.
– Присаживайся, Генри. С тобой в любом случае веселее, чем с этим Нефтяным Пятном.
Ниггер уселся, Дэниз расположилась у него за спиной. Лично он считал это правило игорных домов – что она не могла сесть рядом – глупым, но, если повезёт, они тут особо и не задержаться.
Би Джей взглянул на Дениз, кивнул ей, а потом снова сосредоточил своё внимание на картах. Двое других игроков не были так уважительны в своей оценке. И если мужик с сединой в волосах продолжит и дальше так раздевать Дениз глазами, Ниггер точно найдёт способ закусить им ещё до полуночи.
Она выглядела просто обворожительно в платье без бретелек, с высокими белыми перчатками на руках. Её волосы цвета красного дерева были высоко забраны наверх, соблазнительно открывая шею, а сверкающие алмазами и рубинами серьги, по словам Ниггера, будто специально были сделаны именно под этот туалет.
Если бы Ниггер делал то, чего действительно хотел, он сейчас был бы с Дениз на настоящем свидании, а не заставлял её здесь стоять и наблюдать, как он играет с этой кучкой поганцев. Тем ни менее, сегодняшний вечер, если всё пройдёт хорошо, приблизит его ещё на шаг к цели.
Блек Джек выиграл партию, а Ниггер сделал прикуп. Он позволял остальным обыгрывать себя раунд за раундом, пока от его фишек не осталась едва ли половина. Тогда Ниггер вздохнул, якобы сдаваясь.
– Думаю, мне следует поискать развлечений где–нибудь в другом месте. БиДжей, приятель, есть идеи, где бы я мог дьявольски повеселиться?
Его тщательно подобранные слова возымели нужное действие.
Хотя лицо Блек Джека осталось бесстрастным, он сбросил карты, хотя, по подсчетам Ниггера, у того была тройка королей.
– Пожалуй, покер и мне наскучил, – произнес Би Джей. – Пошли, Генри. Пожалуй, я знаю, что тебе понравиться.
Ниггер обналичил оставшиеся фишки и подождал, пока Блек Джек сделает то же самое.
– Вперёд, к дьявольскому веселью? – прокомментировал Блек Джек, когда они вышли из Белладжо.
– Точно. Желательно, чтобы это что–то сделало мою ночь с ней ещё более приятной.
Говоря это, Ниггер поцеловал Дениз в шею, наслаждаясь той дрожью, которую при этом в ней вызвал. Он не мог дождаться, когда сможет её поцеловать, и она понимала, что это не часть представления.
– Попробуем клуб «Drai». – Сказал Блек Джек. – Я там бываю чаще, чем в Белладжо. В толпе чувствую себя увереннее.
С этими словами Блек Джек оглянулся на Дениз. Ниггер хмыкнул.
– Нет необходимости скрываться. Она знает, кто мы.
– О. – Вампир улыбнулся Дениз, из–под верхней губы показались клыки. – Как тебя зовут, великолепная? Генри тебя зовёт только «дорогая».
Попались? Ниггер чуть помедлил, но прежде чем он успел придумать имя, Дениз уже отвечала.
– Меня зовут Черри.
Ниггер чуть не улыбнулся, Дениз назвалась так же, как и номер, в котором они становились. Блек Джек взглянул на неё ещё раз, прежде чем перевести свой взгляд на Ниггера.
– Так кому же ты принадлежишь?
Спейд мило улыбнулся.
– Себе.
БиДжей рассмеялся
– Нихрена. Я не чувствую тебя, как Мастера, если ты понимаешь, о чем я.
– Мастер моей линии был убит пару лет назад, Не дал возможности сделать это мне самому. А ты?
– Мой не любит, когда я афиширую его имя, – ответил Блек Джек, но выражение его лица дало повод Ниггеру в этом усомниться.
Зная род деятельности Блек Джека, Ниггер не был слишком этому удивлён.
– Всё нормально. Мне не нужно знать все твои секреты… только один.
Вампир приподнял брови.
– И какой же?
– Является ли Би Джей Блек Джеком, вампиром, о котором рассказывал мне мой друг Джен, – ответил Ниггер.
Второй вампир притормозил. Ниггер ждал, всё ещё обнимая Дениз и полностью игнорируя толпу, пихающую их троих.
– И что же рассказывал Джен? – спросил Блек Джек, его голос стал звучать жёстче.
Ниггер пожал плечами.
– Он сказал, что если у меня будет что–то очень редкое, что–то, что мне захочется продать, то ты – именно тот человек, к которому мне следует обратиться.
Дениз бросила на Ниггера удивленный взгляд, но Блек Джек просто рассмеялся и снова пошёл в прежнем направлении.
– Ты не можешь предложить того, чего у меня бы не было. Гарантирую.
– Готов побиться об заклад? – тихо спросил Ниггер.
На лице у Блек Джека мелькнула заинтересованность, прежде чем он успел её скрыть.
– Что ставишь на кон?
– Ставлю все деньги, которые с собой, что у меня есть Красный Дракон более высокого качества, чем тот, что предлагаешь ты.
В этот раз Дениз действительно вопросительно на него посмотрела, но Ниггер лишь сильнее стиснул её талию, прося таким образом помолчать.
– Давайте продолжим разговор, когда доберёмся до «Drai», – сказал Блек Джек. – Тут слишком много ушей.
Ниггер пожал плечами.
– Показывай дорогу, приятель.
 
Дата: Четверг, 07.07.2011, 22:28 | Сообщение # 31

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
18 глава
Дениз поджала губы, когда они в отеле "Побережье Бомбея” стали спускаться куда-то вниз. "Drai” конечно же, оказался расположен в подвале. Что может быть лучше сверкающего чёрными и красными поверхностями подвала, превращённого в ночной клуб, чтобы обсудить торговлю ее кровью? Она ещё не знала, какой у Ниггера был план, но он ей уже не нравился.
А когда Дениз смогла хорошенько рассмотреть людей в "Drai”, он ей разонравился окончательно. Почти треть из них были вампирами. Бледная кожа и слишком грациозные движения выдавали их среди прочих даже при таком скудном освещении.
Её передёрнуло. Находится под землей в помещении, битком набитом нежитью. Вполне вероятно, наркоманами, и вот она, стоит с источником их зависимости, бегущем по её венам. О, да, приступа ПТСР осталось ждать совсем недолго.
– Давайте выпьем, – предложил Блэк Джек.
Дениз бы здесь ни за что ничего не стала бы пить. Скорее всего, тут выпивка буквально напичкана огромными дозами транквилизаторов, но когда они добрались до бара, из вежливости заказала себе виски. И понадеялась, что Блэк Джек не заметит, что уровень жидкости в ее стакане не меняется.
Ниггер потягивал свой виски и обменивался абсолютно бессмысленными любезностями с Блэк Джеком около десяти минут. Этого времени было достаточно, чтобы Дениз начала отчаянно сжимать зубы, но это не помогало унять паническое чувство клаустрофобии, уже накатывающее на неё. Так много бледных лиц, холодная плоть повсюду вокруг нее. А дальше будет кровь. И смерть. Так было всегда.
Блэк Джек бросил в её сторону подозрительный взгляд.
– С тобой все в порядке, милая? От тебя сильно пахнет беспокойством.
Дениз старалась отодвинуть подальше воспоминания, но они всплывали в памяти быстрее, чем ее, уже привычная к такому, сознание могло с ними справиться. Мы в ловушке. Этот страшный вой. Все эти крики. Что-то мокрое и вязкое в кухне на полу…
– Не думаю, что справлюсь, – пробормотала она.
Ниггер стал с усилием растирать ей плечи, успокаивающе похлопывая.
– Вот так, дорогая, просто расслабься. Скоро ты получишь свою дозу.
Дениз сосредоточилась на ощущении его рук – сильных, холодных и надёжных. Они стали ее якорем, пока она пыталась вытянуть свой разум из смертельных зыбучих песков своей памяти. Все в порядке. Ты уже не там. Ты не в ловушке. Ты здесь, и Ниггер не позволит, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
– Из-за чего ее ломает? – спросил Блэк Джек.
– Оксикодон. – коротко ответил Ниггер. – Забыли его в отеле. Не волнуйся на счёт этого, с ней все будет в порядке.
– У меня должно быть немного, – ответил Блэк Джек и улыбнулся. Даже в таком состоянии, поглощённая борьбой с призраками прошлого, Дениз заметила, что улыбка у него, как у акулы – во все 32 зуба, без тени юмора.
– Да, почему бы нам не взглянуть, что у тебя есть? – многозначительно протянул Ниггер.
– Прошу ко мне в офис.
Они проследовали за Блэк Джеком к задней двери. Та привела к еще одному лестничному пролету, которая, по виду, была скорее всего служебной или эвакуационной. Внизу оказался небольшой коридор с тремя дверьми. Блэк Джек выбрал первую слева, открыл и пропустил их внутрь, все еще усмехаясь этой своей хищной улыбкой.
Последнее, чего хотелось сейчас Дениз – это спуститься еще ниже под землю, в еще более маленькое помещение с еще меньшим количеством выходов, но у нее не было выбора. К тому времени, как она уселась на диван, украшенный изображениями животных, ей стало уже трудно дышать, а сердце начало буквально выскакивать из груди. Ниггер притянул ее к себе на колени, будто для них было нормой сидеть вот так, его сильные пальцы продолжили массировать ее шею и плечи.
Дениз, вся во власти паники, уцепилась за ощущение его рук. Все хорошо. Ты в безопасности…и это, должно быть, самый уродливый диван в мире.
– Так ты говоришь, у тебя есть немного Красного Дракона на продажу? – протянул Блэк Джек. – Тогда предъяви его.
Ниггер наклонился вперед.
– Не так быстро. Я сказал, что то, что есть у меня, намного лучше, чем то, что когда-либо было у тебя, но ты до сих пор не показал мне образец своего товара, чтобы доказать это, не так ли?
Блэк Джек хмыкнул.
– Если бы я уже не набил полные карманы твоими деньгами, мог бы поклясться, что ты просто хочешь получить бесплатный пробник. Твой у тебя с собой?
Дениз напряглась, но Ниггер не колебался с ответом.
– Да.
– Тогда, хорошо. - Блэк Джек открыл нижний ящик стола, порылся в нем пару секунд, а затем вытащил крошечный темный флакончик и передал его Ниггеру. – Это первоклассный Дракон, идёт за 10 штук. Отдам по дружбе за одну. Если то, что у тебя, хоть вполовину такого же качества, я покрою твой проигрыш за последние две ночи. Если нет - ты отдаёшь мне ещё столько же. Согласен?
– Согласен.
Ниггер взял его одной рукой, второй продолжая разминать ей плечи. Дениз затаила дыхание, когда он сбил колпачок с флакончика и опрокинул его содержимое себе в рот. Что он творит? У него не начнёт опять рвать крышу от жажды, как уже случалось?
Ниггер прикрыл глаза и проглотил. Ее сердце бешено забилось, когда он опустил флакон и открыл их. Они были ярко-зеленые…и пристально следили за ее шеей.
Затем он обернулся к Блэк Джеку.
– Ты предлагаешь это дерьмо за штуку? Это, мать твою, грабеж, в самом буквальном смысле слова.
Взгляд Блэк Джека тоже окрасился зелёным.
– Сейчас ты оскорбляешь мой бизнес, приятель, а я к этому не очень хорошо отношусь.
– Но ты хорошо отнесешься к идее увеличить свою прибыль вчетверо, не так ли? – сказал в ответ Ниггер. Его рука соскользнула с плеча ей на руку. – Дай мне нож, и я покажу, что имею в виду.
Ее глаза расширились. Он ведь не собирается пускать ей кровь? Или собирается?
Блэк Джек выглядел одновременно заинтригованным и раздраженным, когда доставал из-под лацкана пиджака что-то вроде серебряного перочинного ножа. Ниггер раскрыл его одной рукой а потом уколол ее в плечо, просто крепче сдавив, когда она попыталась отшатнуться.
– Не стоит, – сказал он ей непререкаемым тоном.
Дениз застыла, но не потому, что испугалась, что Ниггер сделает с ней что-нибудь в случае отказа. Если он так настаивает на этом, значит, у него есть на то причины. Я доверяю тебе, подумала Дениз, встретив его взгляд, и расслабила руку.
ниггер провел тупой кромкой ножа вдоль пореза, который только что нанёс. На лезвии собралась капля крови. Спейд отнял нож от кожи и протянул его Блэк Джеку.
– Попробуй.
Вампир рассмеялся.
– Это какая-то шутка?
Ниггер даже не моргнул.
– Разве похоже, что я шучу?
Блэк Джек еще раз весело фыркнул и взял нож, лизнув кончик, окрашенный её кровью.
Как только он проглотил, его глаза расширились, и он буквально выпрыгнул из своего кресла.
– Сра-ань Господня! – воскликнул он.
В мгновение ока он обогнул стол, но Ниггер тоже поднялся, перекрывая ему доступ к Дениз.
– Остановись. Слишком большая доза заставит тебя потерять контроль, а, по вполне понятным причинам, я не могу рисковать ее безопасностью.
Какая-то часть Дениз по-прежнему боролась с ужасающими воспоминаниями кануна прошлого Нового Года. Другая часть говорила ей бежать отсюда сломя голову. Но все же она ждала, надеясь, что у Спейда был план, который не включал в себя продажу ее крови этому мудаку.
– Она – источник, – почти с благоговением проговорил Блек, так глядя на Дениз, что ей захотелось спрятаться. – И она – женщина! Красивая женщина. Боже милостивый, парень, да ты знаешь, сколько гребаных денег мы сможем заработать на ней?
Ниггер холодно улыбнулся.
– Я еще не решил, хочу ли вообще с тобой сотрудничать. Пока ты мне только доказал, что торгуешь низкокачественным товаром. Откуда мне знать, будешь ли ты в состоянии обеспечить надлежащую безопасность, которая необходима, чтобы держать ее подальше от Стражей или любого другого вампира, сующего всюду свой нос и пытающегося помешать торговле?
Самой сильной эмоцией Дениз стал гнев, он перекрыл даже её панику. Она знала, Ниггер прикидывался, но Блэк Джек действительно так считал, и говорил о ней, как о неодушевленном предмете.
Блэк Джек развел руками.
– Ты знаешь, насколько редки источники? Я знаю только об одном, так что нам приходится разбавлять всемеро полученную от него кровь, чтобы растянуть наркотик на всю неделю и сохранить его живым. Вот почему Красный Дракон, который ты попробовал, это блевотина, по сравнению с ее кровью. Но еще один источник, да еще и женщина... Вампир вздрогнул будто в экстазе.
– В чём плюс, что я женщина? – Дениз не могла не спросить. – Я имею в виду, кровь есть кровь.
Блэк Джек открыл рот, а затем закрыл его.
– Мы обговорим все подробности чуть позже, но тебе не о чём волноваться.
– Мы не будем говорить вообще, пока ты не продемонстрируешь свои связи, – непреклонно ответил Ниггер.- Пока что я вообще ничего не услышал. Может, из тех, о ком мне рассказывал Джен, мне следовало обратиться к кому-нибудь другому?
Это проливало свет на то, что творил Ниггер. Дениз увидела логику в его поступках как раз в тот момент, когда уже почти решилась бежать от всех этих взглядов, которые Блэк Джек продолжал бросать на нее.
– Может, есть и другие, но им не сравниться со мной. – Блэк Джек прислонился к письменному столу, самодовольно улыбаясь. – Мой Мастер – Вэб. Ты должен был слышать о нем, а у него есть прямой выход на людей, начавших торговлю Красным Драконом. Связей, более выгодных, чем эта, просто не бывает.
Ниггер фыркнул.
- Складно говоришь, но где доказательства? Любой может сказать, что он один из людей Вэба. Я сам могу такое заявить тому, кто не особо в курсе дела.
Теперь Блэк Джек выглядел разочарованным.
– Какие доказательства тебе нужны? Ты тут же встретишься с ним, как только я расскажу ему обо всём. Поверь мне, он захочет забрать ее лично.
– Позвони ему. Прямо сейчас. И дай услышать его голос. В противном случае, я с ней уйду и найду какого-нибудь другого дилера.
Блэк Джеку не нравилось, когда ему угрожали; это был ясно по той ярости, что промелькнула у него на его лице. Но так же быстро его лицо расплылось в очередной улыбке.
– Нет проблем.
Он взял со стола телефон и, насвистывая, набрал номер.
– Дайте мне Вэба, – сказал Блэк Джек тому, кто ответил.
После нескольких минут ожидания, его улыбка стала еще шире.
– Мастер. У меня для вас есть отличная новость...
Ниггер молниеносным движением выдернул у него трубку телефона. Блэк Джек было выхватил ее обратно, но замер под взглядом, который бросил на него Ниггер.
– Что такое? – Дениз слышала, как из трубки рявкнул раздраженный голос. Затем, – Блэк Джек? Ты слышишь меня?
– Прекрасно тебя слышу, – по сути, крича, ответил Блэк Джек. – Так же, как и мой новый клиент, Генри...
Ниггер сбросил звонок, а затем, к удивлению Дениз, оторвал базу от стены. Возглас Блэк Джека плавно перерос в проклятье.
– Какого хрена ты творишь?
Ниггер сунул в руку Дэниз свой собственный телефон, который достал из внутреннего кармана пиджака.
- Иди к главному входу отеля и вызови нам машину. Дождись меня там.
Обрадовавшись возможности выбраться из этого наркопритона, кишащего вампирами, Дениз схватила телефон Ниггера и направилась к двери.
Блэк Джек немедленно попытался помешать ей выйти, но Ниггер был быстрее, схватив его за воротник.
– Нет, дружище, у нас осталось ещё дело, которое нужно обсудить, пока она вызывает машину.
Второй вампир расслабился, хмыкнув так, что у Дениз по телу побежали мурашки.
– Верно. Скоро увидимся, милая.
– Да, обязательно, – пробормотала Дениз.
Она поднялась по металлической лестнице в главную залу "Drai”, затем, уже по более презентабельной, на первый этаж отеля «Побережье Бомбея». Водитель из их отеля поднял после первого же гудка – преимущество проживания в пентхаусе, сделала она выводы. Только она дала указания, откуда их следует забрать, и положила трубку, как предчувствие чего-то недоброго холодом скользнуло вверх по спине.
Ниггер никогда раньше не отсылал ее прочь, чтобы вызвать автомобиль. Он был непреклонен в своей галантности, не говоря уже о желании её защитить. Но он только что отправил ее без сопровождения через два этажа, битком набитых вампирами, с лёгким порезом на руке. Что-то было не так.
Дениз развернулась и практически вбежала обратно в отель. Растолкав людей, она помчалась вниз по лестнице. В "Drai” пару голов повернулось в её сторону, когда она буквально пронеслась мимо, но она проигнорировала их, сосредоточившись на спуске по той.последней лестнице, к Ниггру. Как только она добралась до небольшого коридора, дверь в офис Блэк Джека распахнулась, и оттуда вышел Ниггер. Его пиджак был порван, рубашка вся в крови, а в руке он сжимал тот самый серебряный нож, измазанный в чем-то красном.
Дениз не нужно было видеть то, что творилось внутри, чтобы обо всём догадаться.
– Ты убил его, – прошептала она.
Ниггер чуть смешался, взглянув на неё, и спрятал нож в карман пиджака.
– Тебя не должно было тут быть.
Дениз уставилась на Ниггера, ощущая смертельную ауру, окутывающую его. Желание ослепило ее, но ничего не изменилось. Ниггер был вампиром, и жил в мире, пропитанном насилием. За ним всегда будет кровь. И смерть. Так всегда было и так будет.
Только она открыла рот, чтобы высказать всё то отвращение, которое она испытывала к его поступку, как Ниггер подхватил её на руки, двигаясь так быстро, что все вокруг смазалось. За его спиной послышались крики, хлопки дверьми, какие-то ещё звуки, но Ниггер прижал ее голову к своей груди, не давая возможность что-либо увидеть. А затем, по прошествии нескольких безумных минут, на неё накатило ощущение тошнотворного кома в горле, и свист в ушах, сообщавшие ей, что они куда-то летели.
 
Дата: Четверг, 07.07.2011, 22:29 | Сообщение # 32

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
19 глава
Ниггер опустил их в пустыне в нескольких милях от ярких огней Стрипа. Дениз отпихнула его в сторону, как только ее ноги коснулись земли. Он позволил ей пойти прочь, даже не пробуя остановить.
- Ты же понимаешь, что у меня не было выбора? – спросил он, идя следом.
Она фыркнула через плечо.
- Верно. Потому что убийство в твоём мире – это единственный возможный выход. Других вариантов просто не существует.
Он лишь крепче сжал зубы, когда она наступила в выемку в песке, которую просто не могла видеть, но даже не попытался помочь ей восстановить равновесие. Она бы только оттолкнула его руки прочь от себя.
- Блэк Джек не собирался позволять мне покинуть ту комнату живым. Ты заметила стрельбу нам вслед, или вампиров, ворвавшихся в комнату? Это он их вызвал, и отнюдь не для того, чтобы поприветствовать меня в качестве своего нового партнёра.
Она на секунду приостановилась, а потом продолжила идти дальше. Ниггер решил не напоминать, что она понятия не имела, в какую сторону вообще нужно двигаться. Решил подождать, пока она сама это поймёт.
- Ты отослал меня прочь, чтобы я не догадалась, что ты собираешься его убить.
- Да.
Наконец, она перестала нестись куда-то, не разбирая дороги. Ниггер остановился в нескольких шагах позади, давая Дениз ощущение личного пространства.
- Зачем ему был нужен этот разговор с тобой наедине?
От воспоминаний его затопила волна ярости, делая голос гораздо более злым, чем обычно.
- В основном он тянул время, пока не покажутся его дружки с оружием, всё рассуждал обо всех тех деньгах, которые мы заработаем на тебе с "полным комплексом услуг”.
Если у Дениз не было возможности чётко рассмотреть выражение его лица в окружавшей их темноте, то он видел её прекрасно, её лицо застыло при последних словах.
- Что ещё за "полный комплекс услуг”?
- Одновременно кусать и заниматься сексом, - прямо ответил Ниггер. – Вот почему он был так рад тому, что ты - красивая женщина. И бился об заклад, что возможность совмещения приёма Красного Дракона с сексом будет невероятно популярной, на этом можно будет заработать кучу денег.
В мозгу всплыло изломанное, выпитое досуха тело Гизельды. Мысль о том, как Дениз десятилетиями, а может и ещё дольше, подвергалась бы подобному обращению, чуть не стоила ему полной потери самоконтроля. Даже если б не было необходимости убивать Блэк Джека в целях самообороны, он всё равно прирезал бы его лишь за саму мысль обречь Дениз на подобную судьбу.
Она потёрла свои руки, напоминая Ниггеру, как холодно бывает в пустыне в утренние часы. Он снял с себя пиджак и попытался набросил его ей на плечи, но она снова отпрянула.
- Он весь в крови.
- Лучше в его, чем в твоей. - Возразил он, но пиджак забрал. До чего упрямая женщина. Что ж, отлично. Дольше находиться здесь не было необходимости. Они достаточно выждали, чтобы убедиться, их не преследовали. Никто из вызванных Блэк Джеком вампиров не ощущался как Мастер, и потому не должны были уметь летать, но он решил не рисковать.
- Я понимаю, почему ты убил Блэк Джека, - сказала Дениз после нескольких минут молчания. – Но, не могу соврать и сказать, что для меня нормально, что убийство – зачастую самое распространённое решение любого вопроса, когда возникают проблемы у вампиров и гулей.
- И у людей, - ответил ннигер тут же. - Тебе стоит только посмотреть телевизор, чтобы каждую ночь в новостях слышать про убийства. Жестокость – не удел лишь немертвых. Ты можешь избегать вампиров и гулей всю свою жизнь, но всё равно будешь жить в мире, полном насилия.
- По сравнению с твоим миром, в моем насилия меньше. - Настаивала она.
Ниггер вздохнул.
- Ничуть, дорогая. Просто его причины различны.
- Рэнди погиб, потому что я показала ему твой мир. Не сделай я этого, сейчас он был бы жив!
Ее запах был пропитан болью, голос душили горе, гнев и вина. Ниггер знал эти эмоции слишком хорошо.
- Насколько я помню, Рэнди и Криспин дружили уже с пол года, когда ты с ним познакомилась. Ещё до того, как вы стали встречаться, Рэнди уже был частью этого мира.
Она отвернулась, но не раньше, чем Ниггер успел заметить блеск в её глазах.
- Это моя вина, что он погиб. Я позволила ему одному подняться наверх. Отпустила его, потому что сама струсила. Если бы я поднялась тоже, я бы смогла прикрыть его со спины. Я бы успела предупредить его и дать шанс убежать…
Ниггер схватил её за плечи и достаточно сильно их сжал.
- Во время того нападения погибли семнадцать вампиров и гулей, среди них было и пару Мастеров. Те твари были слишком сильны, слишком быстры. Если бы ты была с Рэнди, тебе бы не удалось его спасти. Ты бы просто умерла там вместе с ним.
Дениз и не пыталась оттолкнуть его. Она просто стояла, опустив голову, судорожно выдыхая воздух.
- Тогда именно так я и должна была поступить. Рэнди умер, пытаясь меня защитить. Я должна была сделать то же самое для него.
- Ты была умнее, и осталась внизу. А он оказался дураком, потому и умер. – Ответил Ниггер, проигнорировав её возмущённый вздох на такой безжалостный анализ.
Он развернул её, и теперь они стояли лицом друг к другу.
- Ему не следовало покидать ваше убежище. Вот где ему следовало находиться. Ни один человек не высунет носа посреди кровавой бойни, что устроили те зомби. Рэнди принял неправильно решение и из-за этого погиб. Вот так всё и было. Да, это несправедливо, но жизнь в целом – не очень справедливая штука, не так ли?
- Как ты не понимаешь? Ты никогда не терял любимого человека просто потому что остался где-то. – Сказала она срывающимся голосом.
Он смеялся, долго и безрадостно. Нет, он потерял Гизельду потому что был недостаточно быстрым. Если бы он тем утром отправился в путь несколькими часами раньше, возможно, он бы ещё успел её спасти. Но, в первую очередь, если бы она послушалась его, то никогда вообще не оказалась бы на той опасной дороге. Так близко от места сражения, где кишмя кишели дезертиры армии Наполеона. Он послал записку Гизельде чтобы она дождалась его, он бы проводил её до шале. Но ей захотелось сделать ему сюрприз. Один лишь глупый, сделанный с самыми лучшими намерениями поступок привёл в итоге к её изнасилованию и смерти.
Нет, жизнь несправедлива в любом случае, неважно, человек ты, или уже нет.
- Ты себе даже не представляешь, насколько я понимаю.
Она вперилась в него взглядом, будто вот-вот собиралась потребовать объяснений. Ниггер ждал. Он никогда не говорил о Гизельде, но Дениз он расскажет, если она спросит.
Но она больше ни о чём не спрашивала. Стояла, опустив голову, и молча боролась с ознобом. Утонула в своей вине, точно так же, как поступал и он на протяжении всех этих долгих, одиноких полутора веков.
Утешения ей не помогут. Так же как и его жалость. Только одна вещь помогла ему приглушить в себе чувства горя и вины
- Если бы ты могла пережить ту ночь заново, ты бы снова осталась в подвале?
Дениз резко вскинула голову.
- Нет. Даже через миллион лет.
- Тогда ты уже другая. – безэмоционально высказался Ниггер. – Ты доказала это, выбрав демонические метки, а не жертвуя одним из своих родственников. Женщина передо мной уже не та, какой была в канун того Нового Года. Возможно, она и проиграла бы, но не ты, так ведь?
Дениз пристально смотрела на него, взгляд становился всё тверже и решительнее.
- Будь уверен, не проиграю.
Он всё больше и больше восхищался ею. У него ушло более десяти лет на то, чтобы вот так собрать в кулак всю силу воли после ужасной потери. Дениз удалось это всего за год. Внутри всё заново всколыхнулось. Он должен сделать её своей. Борьба за неё будет долгой, но результат стоит того, чтобы не отказываться только потому, что добиться Дениз будет нелегко.
- Мы вернёмся сейчас в отель? – спросила Дениз, когда немного пришла в себя.
- Нет, не вернёмся. На самом деле, мы в скором времени вообще покинем Неваду.
Она нахмурилась.
- Но мой фальшивый паспорт, да и все остальные вещи, остались в гостинице.
- Я договорился, чтобы все наши вещи были упакованы, как только мы покинем номер, а оба наших паспорта у меня в кармане.
Дениз послала ему циничный взгляд.
- У тебя всегда всё организовано вплоть до мельчайших деталей, не так ли?
"Не всё, иначе ты не застала бы меня за убийством Блэк-Джека.”
- Стараюсь всё предусмотреть. – вот и всё что сказал Ниггер.
Она глубоко вздохнула
- А теперь мы отправляемся за Вебом?
- Теперь отправляемся за Вебом.

* * *
"С моим новым именем я действительно насобираю на бесплатный перелёт”, подумалось Дениз, пока она спускалась по трапу очередного самолёта. За прошедшие две недели она летала больше чем за последние пять лет. "Веб”, – сказал Ниггер, – "по слухам, живёт в Монако”, – так что они снова оказались заграницей. Она не представляла, что Ниггер собирался предпринять, когда они его всё же отыщут – позвонит вампиру в дверь и спросит позволения забрать его источник сверхествественного наркотика? Или просто будет убивать всех на своём пути пока последний кто будет перед ним стоять не окажется её неуловимым родственничком Натаниэлем?
По правде говоря, она и не хотела об этом спрашивать, потому что уже ощущала себя лицемеркой. Она осудила Ниггера за убийство Блэк-Джека, хотя, по сути, сделала это сама, но его руками. Любой, кого он убьёт в течении этой погони за Натаниэлем, будет так же на её совести. К тому времени, как всё закончится, её руки будут в крови точно так же, как и у него, и неважно, как сильно она будет цепляться за свою ненависть к насилию. Осознание этого заставляло Дениз непрерывно метаться между чувством вины, разочарованием и страхом. Она была таким же убийцей, как и Ниггер, и всё станет ещё хуже, если им повезёт.
А что, если они вообще не смогут отыскать Веба? Или, в следующий раз Ниггер будет драться насмерть, и не сможет остаться невредимым?
Эта мысль мучила Дениз в течение двух последних дней перелётов и проживания в гостиницах. Окончательное понимание, как трудно будет увезти Натаниэля, даже если они сумеют его найти, дополнялось реакцией Блэк-Джека на её кровь. ниггер с самого начала не хотел браться за поиски Натаниэля, потому что тот мог оказаться собственностью другого вампира. Теперь же они знали, что всё ещё намного хуже. Натаниэль был не просто собственностью; он был единственным источником для невероятно прибыльной торговли наркотиками, так что любого убьют не задумываясь, только бы сохранить его. Как она может просить Ниггера продолжать поиски Натаниэля? Если он согласится, шансов у Ниггера будет примерно столько же, сколько было у Рэнди, когда он поднимался по лестнице в канун того Нового Года.
Во многом она как бы повторяла ту ночь: прячась от опасности, в то время как кто-то другой сражался с чудовищами. Она через это уже проходила. Ниггер был прав, она уже не та, что была раньше. Если бы на кону была только её жизнь, она бы прекратила поиски Натаниэля и продолжала бы убегать от Раима, жить – и погибнуть – с демоническими метками. Но Раим не прекратит разыскивать Натаниэля, и убьёт всех до последнего члена её семьи в попытках его отыскать. Если она будет продолжать действовать в том же духе, Ниггера могут убить. Не будет – обречёт всю их семью на верную смерть, и всё потому что их предок пожелал сверхъестественную силу и решил её получить с помощью демона.
"Каким бы ты ни был, Натаниэль”, – думала Дениз в сотый раз, – "я тебя ненавижу.”
Ниггер получил их багаж, и они направились к выходу из аэропорта. А снаружи Дениз с удивлением увидела Альтена и ещё одно мужчину, по-видимому, вампира, прислонившихся к припаркованному автомобилю.
- Ниггер. - сказал Альтен, с улыбкой шагнув вперед.
Ниггер коротко его обнял, передавая их сумки второму человеку. "Определенно, вампир”, – решила Дениз, видя, как он взял все одной рукой, будто багаж ничего не весил, хотя она знала, что это далеко не так.
- Рад видеть тебя снова, Дениз, - сказал Альтен, повернувшись к ней.
- Взаимно, - ответила она, и именно это и имела в виду, так как уже простила ему всю ту "связанную с кляпом во рту” историю на прошлой неделе, когда Раим звонил им в двери.
Ниггер открыл дверцу машины и Дениз с благодарностью плюхнулась на заднее сидение. Если там, куда они направляются, есть кровать, к чёрту, есть пол, она уже будет на небесах. В самолёте выспаться у неё не было никакой возможности. А их краткие остановки в гостиницах между перелётами в последние два дня были скорее для приёма душа и чтобы у Ниггера была возможность поговорить по телефону без свидетелей, чем для того чтобы качественно отоспаться. Она так устала; она была бы счастливой уснуть в багажнике, если бы могла поместиться в чемодан.
Ниггер представил белокурого вампира как Бутлега (Голенище), заинтересовав Дениз тем, что он был обращен во времена Сухого Закона. Большинство вампиров, казалось, выбирали самые нелепые прозвища. Она ещё не сталкивалась с Джоном или Cью.
- Для вечера все готово, - сказал Альтен, когда они отъехали.
- Отлично. - ответил Ниггер, а Дениз почти вслух застонала, чувствуя, что ее планы относительно того, чтобы урвать чуть больше, чем пару часов непрерывного сна только что пошли прахом.
Но она проглотила свое разочарование. Ниггер вероятно тоже хотел спать. А не тратить все своё время, деньги, и безопасность ради нее.
- Что будет сегодня вечером? - спросила она, довольная, как прозвучал ее голос, спокойно, без хныканья.
Либо её подвело её актёрское мастерство, либо он смог почувствовать, насколько опустошенной она была, потому что Ниггер окинул ее полным сочувствия взглядом.
- Прости, но сегодня – единственный вечер, когда мы были уверены, что он появится. Впрочем, ты можешь вздремнуть до.
- Кто? Он? – переспросила она со значением, не называя Веба по имени на тот случай, если Альтен и Бутлед были не в курсе.
- Именно, Веб будет присутствовать, - ответил ниггер, сжимая ее руку так, чтобы Альтен или Бутлег, сидящие впереди, ничего не заметили. – Дорогая, нам нужно его формальное согласие, если мы все-таки собираемся проводить много времени в Монако. Это такой маленький остров. Я не хочу, чтобы у нас были разногласия ни с кем из местных властьимущих.
Эта та роль, которую он выбрал? Вежливый, добрососедский визит? Конечно, можно начать со сверкания клыками и приветственной корзинки с вкусностями, но тогда вероятность угрозы для Ниггера и возможность убийства резко возрастала, если Натаниэль действительно окажется у Веба.
А Дениз не сможет дальше жить с этим.
Так или иначе, сейчас было не время это обсуждать. Не с еще двумя парами вампирских ушей в автомобиле. Она откинулась назад на сиденье, прикрыв глаза от яркого солнечного света, пробивающегося даже сквозь тонированные стёкла. Усталость сделала ее похожей на вампира; она выключила бы солнце как режущую глаза лампу, если бы могла.
Ниггер скользнул на сиденье рядом, пристраивая ее у себя на груди. Дениз замерла на мгновение, но после сразу напомнила, как именно повела бы себя, если бы действительно между ними что-то было, как считали Альтен и Бутлег. Поэтому она расслабилась, обняв одной рукой его поджарый живот, а другую подсунув ему за спину, голову же пристроила на груди. Он обнял её, слегка поглаживая ладонями спину, и она почувствовала, как его подбородок упёрся ей в макушку.
Её охватило чувство глубокого удовлетворения. И это было не просто ощущение уставшего человека, устроившегося в более удобном положении; это было чувство правильности, которое она испытывала в объятьях Ниггера. Будто она была именно там, где ей и следовало бы быть, рядом с единственным важным для неё человеком. Невозможно было себе представить, что ещё какое-то время назад она жутко его боялась.
А может, не боялась. Может, её панический страх перед вампирами был единственной причиной, мешавший ей сосредоточится на вполне реальном, очень сильном притяжении, которое она испытывала к Ниггеру. Время от времени он понимал ее лучше, чем она сама себя. Когда Ниггер смотрел на нее, она не чувствовала себя сломанной, жалкой, беспомощной вдовой, какой её видели другие. Ниггер видел женщину с печальным прошлым, которая нашла в себе силы, чтобы продолжить жить дальше, несмотря на свою потерю. И все больше и больше, Дениз видела в Ниггере не вампира, живущего жесткостью — она видела человека, который сумел храбро встретить все превратности судьбы, и, независимо от того, как бы жизнь его не швыряла, преуспеть.
Она видела того, с кем хотела бы быть в будущем.
Сила эмоций шокировала, но Дениз настолько сильно устала, что уже не обращала внимания на все те причины, которые делали ее ощущения противоречивыми. У неё просто не было сил волноваться об этом. Прямо сейчас, она могла сидеть и впитывать то замечательное ощущение принадлежности, заботы, правильности. После всего ужаса, горя, и боли прошедшего года, ей это было просто необходимо.
Она сделает то, что должна была сделать, но чуть позже.
 
Дата: Четверг, 28.07.2011, 13:20 | Сообщение # 33

-Z-
Группа: Администратор
Сообщений: 6344
загрузка наград ...
Статус:
ГЛАВА 20
Ниггер стоял возле Дениз.
Ее красивое лицо было настолько мирным во сне, отсутствовало беспокойство, напряжение и вина, что обычно омрачали его.
Он не хотел будить ее, зная, что она держалась на усилие воли в течение последних нескольких дней.
Она даже не пошевелилась, когда он нес ее из машины, в эту комнату, разместив в постель. Но больше он не мог ждать.
- Дениз.- Он не мог удержаться и не коснуться ее лица, а затем провел рукой вниз по шее.
Ее кожа была подобна расплавленному атласу, и это чувство было столь завлекающим, как и ее кровь.
- Дениз, просыпайся.- Она открыла глаза, устремив чарующую смесь коричневого и зеленого на него. Она моргнула, а потом сонно улыбнулась.
- Эй. Мы приехали?
- Уже как четыре часа, - ответил он, его рот дернулся в улыбке, когда она оглянулась, удивленная тем, что в спальне, а не в автомобиле где она вырубилась.
-Ничего себе. Я, должно быть, действительно сильно устала. -Дениз покачала головой, и провела рукой сквозь густые темные волосы, чтобы убрать их с лица. Следом за ней проснулся живот, судя по завыванию, которое он издавал, заставив ее слабо покраснеть.
Ниггер отошел в сторону, открывая стол с едой позади него.
- Гамбургер с листьями салата, помидором, огурцом и кетчупом, картошка-фри, плюс куриный суп, крекеры, и шоколадный пирог.
Ее глаза расширились, и затем она рассмеялась.
-Ты запомнил точно, то, что я люблю. Божественно, Ниггер, я думаю, что люблю тебя.
Это было сказано в шутку, но тяжесть в его груди показывала, как эти слова поразили его. Он уже знал, что заботился о Дениз, намного больше, чем он заботился о ком-либо в течение долгого времени, но в тот момент, он понял, как это серьезно. Я люблю Тебя. Я никогда не думал, что это произойдет со мной снова — и особенно с человеком.
Она должна позволить ему обратить себя в вампира. Он не мог перенести потерю ее хрупкой человеческой смертности, где смерть могла атаковать даже при самых мягких обстоятельствах. Черт возьми, как человек, она могла подавиться кусочком гамбургера и быть потерянной для него навсегда. Он уже терпеть не мог ее человечность, если бы она заботилась о нем, а он верил, что она заботилась, то превратилась бы в вампира и они смогли бы быть вместе на протяжении веков, не просто десятилетий.
Дениз откашлялась, отводя взгляд, ее сладкий аромат жасмина, становился более едким от дискомфорта по ее предыдущему тонкому замечанию. Гораздо больше дискомфорта, чем она должна чувствовать, если не знала, что между ними больше, чем дружественная привязанность, потребность, или жажда.
- Я должна поговорить с тобой, - делая вид, что изучает живопись на противоположной стене, сказала она.- Это важно, я не хочу, чтобы нас подслушали.
На него нахлынула надежда. Собирается ли она признаться, что беспокоится о нем? Она поняла, что их миры были одинаково опасны и не было больше жестокости в его мире, по сравнению с ее?
Черти адовы, если бы она признала это, он бы отменил вечеринку и провел остаток вечера с ней в постели, правда его гости могут оскорбиться. Он бы разобрался с этим позже, будь он проклят, если отвернется от Дениз когда она скажет что чувствует к нему.
Он пересек комнату, закрывая дверь и включая телевизор, достаточно громко, чтобы заставить ее чувствовать себя комфортно, что их не подслушивают. За тем он сел на край кровати, борясь с собой в попытке, не сделать ни чего, чтобы ее поразило. Как сорвать ее одежду, что бы чувствовать, как ее шелковистая кожа опаляет всего его.
-Что случилось?- в его голосе не было и намека на внутреннюю борьбу.
Она глубоко вздохнула.
-Я отзываюсь от этого, всего этого. Независимо от того, что ты запланировал сегодня вечером с Вэбом, поиски Натаниэля, все это.
Желание мгновенно исчезло, вместо него появилось разочарование.
-Только не начинай. Я говорил дюжину раз, что не позволю тебе идти за Натаниэлем самостоятельно.
- Я не собираюсь идти за ним, вообще,- сказала она, вызов и смирение, боролись в ее голосе.- Ты прав, я не смогла бы начать искать его без помощи вампира, и никакой вампир, кроме Кости, не достаточно безумен, чтобы помогать мне, кроме тебя. Мы оба знаем, что из-за Кэт, я не могу вовлекать в это Кости, но если ты продолжишь искать Натаниэля, то это приведет к тому, что тебя убьют, и я не могу …, я не могу жить с этим.
-Что относительно твоей семьи?
Она закусила губу.
- Им придется спрятаться со мной. Не то, что бы их много осталось: мои родители, моя кузина Фелиссити, ее жених и несколько троюродных братьев. Я очень не хочу так поступать с ними, но у Кости есть вампиры по всему миру. Он мог бы устроить так, чтобы мы остались жить у одного из них, как это делают другие люди, только не в обмен на кровь. Он мог бы даже внушить им, и они не будут знать, что их жизни находились в опасности, или чувствовать себя несчастными, из-за того, что они будто посажены в тюрьму на краю света … -Ее голос сорвался на последней части, но после глубокого вздоха снова стал устойчивым. -Никто не должен быть убит. Ты не должен рисковать своей жизнью. Это - единственное логическое решение.
Ниггер взяла ее руки, всегда покрытые длинными перчатками, чтобы скрыть татуировки и символы под ними.
- Тогда ты никогда не сможешь держаться от всего этого подальше, Дениз. Ты никогда не станешь человеком снова, и ты понятия не имеешь, как долго будешь жить таким образом, потому что метки, очевидно, дали Натаниэлю ненормально длинную продолжительность жизни.
Она встретила его пристальный взгляд.
- Я буду стоять на своем, я не могу позволить рисковать своей жизнью ради меня. Если я позволю тебя убить, то я стану большим монстром, чем эти тату из меня когда-нибудь сделают.
Триумф вспыхнул в нем.
Если она пожертвовала бы своей человечностью, чтобы охранять его, она должна была заботиться о нем так сильно, как он заботился о ней. И в этом случае, она должна была быть готова стать вампиром, как только он возвратит Натаниэля демону, и она избавится от этих символов. В конце концов, это было намного лучшей перспективой, чем быть оборотнем демонического изготовления.
Он протянул руку, чтобы погладить ее лицо, смакуя, как ее запах изменился от решительного беспокойства до чего-то намного более богатого. Потом его рука медленно обвилась вокруг шеи. Ее пульс участился, пока он наклонялся, сокращая расстояние между ними, его рот, приоткрылся в предвкушении сладости ее губ.
В дверь заколотили и Дениз отпрыгнула назад, Ниггер обернулся с проклятием.
- Убирайся. Прочь. - Любой здравомыслящий человек прислушался бы к этому угрожающему рыку.
-Сир, мои извинения, но это срочный звонок,- сказал Алтен.
-Кому то лучше умереть,- бормотал Ниггер, изгибаясь, чтобы открыть дверь.
Альтен принес его мобильный телефон.
Ниггер взял трубку рявкнув.
-Что?
-Почему ты не отвечал на мои звонки?- холодно спросил Криспин.
Дениз все еще не пришла в себя после почти-поцелуя, когда Ниггер повернулся к ней, прикрывая трубку рукой.
-Я должен ответить,- сказал он и вышел.
Она ошеломленно уставилась на пустой дверной проем в течение секунды. Неужели она только вообразила себе накал этого момента? Были ли действительно эмоции на лице Ниггера, когда он наклонился к ней, или ее чувства только создали иллюзию того, что она хотела бы видеть? Так оно и было, наверно. Ниггер точно выглядел не более, чем отчужденно, после того, что-почти-произошло между ними.
Чувствуя отвращение, Дениз перешла к подносу и начала есть. Ее желудок не беспокоило, что ее только что оставили, в подвешенном состоянии; он все еще требовательно урчал и булькал. Она думала о том, как проведет оставшуюся, может быть очень долгую жизнь, вот так – скрываясь от Раима, с телом, больше ей не известным никоим образом, отверженная ее миром и не принятая никаким другим.
Так себя чувствовала Кэт, будучи наполовину вампиром, не вписываясь ни в человеческий мир ни в вампирский? Если так, то это дерьмо.
Конечно, в действительности Кэт обладала полезными силами. Всё что имела Дениз от её новых отклонений это жадный аппетит и случайное уродство рук. Злодеи мира, остерегайтесь! Я могу съесть вас под столом и напугать своими лапами монстра!
Она отодвинула свою тарелку после того, как доела фри и шоколадный торт. Бесполезно устраивать вечеринку сожалений. Она должна двигаться дальше с такой жизнью, какая у нее есть. Для начала она освежится. Душ, по крайней мере, позаботится о ее гигиенических потребностях. Потом она поблагодарит Ниггера за все, что он сделал и позвонив Кэт, объяснит ее парню, что ее семье нужна программа защиты свидетелей вампирской версии. Даже не смотря на то, какой ужасной подругой она была последнее время, Кэт поможет ей. Она и Кости были хорошими людьми.
***
Ниггер покинул комнату Дениз, продолжил идти вниз по лестнице, выйдя из парадной двери он ответил.
-Привет, приятель. Извини, что не отвечал. Боюсь, я не много занят.
-Действительно. – Одно это слово звучало так, словно это брехня.
Нигер ждал, он не собирался начинать разговор, сказав что-либо в свою защиту или вызывая подозрения Криспина. Или Криспин знал кое-что, или не знал. Если бы он не знал, то Ниггер не собирался облегчать ему задачу, но он не стал бы лгать своему лучшему другу, если бы смог избежать этого.
- Ты не хочешь что–нибудь сказать мне, Чарльз?- спросил Криспин после затянувшегося молчания.
Нигер почти улыбнулась.
-Конечно, ни чего.- Это была неприкрашенная правда.
-Верно.- Ниггер почти мог представить себе выражение лица Криспина.- Почему я не помогаю тебе? Ты можешь начать, с объяснения почему ты с Дениз МакГрегор
Джен, должно быть, сказал что-то. Никто больше не признал Дениз за исключением него, ненадежного поганца.
- Это не важно, ты не должен волноваться об этом,- Ниггер ответил тем же прохладным тоном, который использовал Криспин.
Фырканье.
- У нас плохая связь, должно быть, потому что ты только что сказал мне, не волноваться о лучшей подруге моей жены, не так ли?
Спейд закрыл глаза на открытый вызов Криспина.
-Я знаю, что ты чувствуешь себя защитником Дениз из-за ее дружбы с Кэт, но она не одна из твоих людей,- Ниггер отвечал тщательно подбирая каждое слово. -Ты должны был бы укусить Дениз или уложить в постель для этого, и ты не сделал ни чего. Поэтому со всем уважением к тебе, Криспин, я снова говорю, это тебя не касается.
Теперь фырканье на другом конце изменилось на изумленный тон.
- Черти адовы, Чарльз, что на тебя нашло? Я не верил Джену, когда он сказал, что ты действовал нелепо, но теперь ты более чем доказал его правоту.
Пусть лучше Криспин верит, в то что он стал похотливым психом, чем обнаружит что происходит на самом деле. Он был близок к обнаружению Натаниэля. Он чувствовал это.
-Ты не собираешься быть разумным, не так ли?- сказал Криспин, гнев обострил его тон, когда Ниггер не ответил.
- Если под разумным ты подразумеваешь, что я буду спрашивать твоего разрешения, прежде чем начать общаться с определённой женщиной, тогда ты прав. Я не собираюсь становиться разумным,- ответил Спейд.
-Позови Дениз к телефону. Позволь мне получить от нее ответ, что она хочет быть с тобой ни по какой другой причине, кроме как удовольствие от твоей компании,- сказал Криспин кратко.
Вспоминая его последнюю беседу с Дениз, Ниггер не собирался звать ее к телефону, пока он не обсудил некоторые разумные вещи с ней.
- Она сейчас себя плохо чувствует. Она позвонить тебе позже.
Тон Криспина изменился от прохладного до ледяного.
- Ты понимаешь, что не оставляешь мне никакого выбора, кроме как предполагать, что ты скрываешь что-то.
- Жаль что ты так думаешь. Я бы поговорил с тобой на эту тему, но мне пора идти. О, еще кое-что,- Ниггер даже не пытался прикрыть гнев в своём голосе, когда продолжил.- Скажи Джену, что я забираю дом обратно. -Он щелкнул своим закрытым мобильным телефоном, отключая любой возможный ответ Криспина. Так много причин отказаться от возможности провести романтический вечер с Дениз. У него даже мало времени, чтобы найти Натаниэля теперь, когда Криспин знал, что что-то не так. И все же, лучший друг или нет, но он не позволит вмешиваться Криспину из-за ошибочного чувства ответственности.
Дениз принадлежит ему, Криспин об этом скоро узнает.
 
Форум » Гильдия переводчиков » Переводы сайта » Джанин Фрост - Первая капля крови (перевод сайта ЛОРЕЛ ГАМИЛЬТОН)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:
Статистика Форума
Последние темы Читаемые темы Лучшие пользователи Новые пользователи
Комната позитива :) (611)
ЧТО ЧИТАЕМ В ДАННЫЙ МОМЕНТ? (1088)
Слова (4899)
Киномания (423)
Вопрос? (452)
Города (1725)
Споем? (773)
В погоне за наградой (6242)
Везунчик! (4895)
Продолжи слово (2540)
Блондинки VS. Брюнетки (6893)
В погоне за наградой (6242)
Карен Мари Монинг (5681)
БУТЫЛОЧКА (продолжение следует...) (5103)
Слова (4899)
Везунчик! (4895)
Считалочка (4637)
Кресли Коул_ часть 2 (4586)
Ассоциации (4038)

Natti

(10479)

Аллуся

(8014)

AnaRhiYA

(6832)

HITR

(6399)

heart

(6347)

ЗЛЕША

(6344)

atevs279

(6343)

Таля

(6275)

БЕЛЛА

(5383)

Miledy

(5238)

Таня2354

(14.07.2020)

karpenkooks

(13.07.2020)

Mane

(12.07.2020)

Kitra-l

(12.07.2020)

Артемиссия

(11.07.2020)

Sweetheart

(11.07.2020)

makovna0757

(10.07.2020)

Vanya

(10.07.2020)

SvSuGeS19

(10.07.2020)

Счастливая7714

(10.07.2020)


Для добавления необходима авторизация

Вверх