Поцелуй теней. - Страница 3 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Форум » Изба Читальня (чтение в режиме он-лайн) » Серия Мередит Джентри » Поцелуй теней. (1 книга)
Поцелуй теней.
Дата: Четверг, 02.12.2010, 19:07 | Сообщение # 41

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Я села в кровати, протянув к нему руку, но зная, что сделать ничего не могу. На полу лежал тюлень. Большой, с рыжеватым мехом, он смотрел на меня карими глазами Роана. Я только могла смотреть – слов не было.
Тюлень неуклюже пододвинулся к кровати, потом открылся спереди шов, которого не было, и выполз Роан. Он встал, держа в руках новую свою шкуру. Роан смотрел на меня в упор с удивленным лицом. Он плакал, но вряд ли осознавал это.
Я подошла к нему, коснулась шкуры, коснулась его, будто ни та, ни другой не были настоящими. Я обняла его и руками нащупала, что спина его целая, невредимая, кожа гладкая и безупречная, как он сам. Ожоговые шрамы исчезли.
Он снова натянул шкуру раньше, чем я успела найти слова. Тюлень смотрел на меня, обходя комнату неуклюжими, почти змеиными движениями, потом Роан снова вышел из шкуры. Повернулся ко мне и стал смеяться.
Он обхватил меня за бедра и поднял над головой, обернув шкурой нас обоих. Он танцевал со мной по комнате, смеясь, хотя слезы еще не высохли у него на лице. Я тоже плакала и тоже смеялась.
Роан свалился на кровать, положив меня поперек, сам лег на собственную тюленью шкуру. Вдруг я ощутила усталость, страшную усталость. Мне нужно было под душ – и уходить. Я уже не светилась. И была почти уверена, что снова могу создавать гламор. Но держать глаза открытыми я не могла. Только один раз в жизни я напилась так, что отключилась. Вот именно это сейчас и происходило. Я готова была отключиться из‑за Слез Бранвэйн или избытка магии.
Мы заснули, свернувшись в объятиях друг друга, завернувшись в шкуру. Последней мыслью у меня перед тем, как заснуть сном глубже любого естественного, была мысль о безопасности. Шкура была теплой, как руки Роана, обнимающие меня, и я знала, что она такая же живая, такая же часть его самого. Я провалилась в темноту, окруженная теплотой Роана, его магией, его любовью.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:01 | Сообщение # 42

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Глава 8

Чей‑то голос повторял: "Мерри, Мерри!" Чья‑то рука гладила по щеке, отводя волосы с лица. Я повернулась, потерлась об эту руку, открывая глаза. Но горел верхний свет, и я на секунду ослепла. Взметнув руку к глазам, я повернулась на бок и сунулась лицом в подушку.
– Выключи свет, – сумела сказать я.
Кровать шевельнулась, и через секунду светлая щель между подушкой и лицом погасла. Я подняла голову – в комнате было почти совершенно темно. Мы с Роаном уснули перед самым рассветом. На улице должно быть светло. Я села и огляделась. Почему‑то я не удивилась, что возле выключателя стоит Джереми. Роана я не искала. Я знала, где он: в океане в своей новой шкуре. Он не бросил меня без защиты, но покинул меня. Наверное, это должно было ранить мои чувства, однако не ранило. Я вернула Роану его первую любовь – море.
Есть старая пословица: не становись между фейри и его магией. Роан был в объятиях возлюбленной, и это была не я. Может быть, мы никогда не свидимся, а он не попрощался. Если бы мне было нужно что‑то, что он мог бы дать, мне достаточно было бы пойти к морю и позвать его – он придет. Но любви он дать мне не сможет. Я любила Роана, но не была в него влюблена. Тем лучше для меня.
Я лежала одна на смятых простынях, глядя в черные окна.
– Сколько мы спали?
– Сейчас восемь вечера, пятница.
Я соскочила с кровати:
– Боже мой!
– Я так понял, это нехорошо – тебе оставаться п городе после темноты.
Я посмотрела на него.
Он стоял у двери, возле выключателя. В темноте не очень было видно, но, кажется, он был в одном из обычных своих костюмов – безупречно сшитом, изящно сидящем и элегантном. Но ощущалось в нем какое‑то напряжение, будто он хотел сказать что‑то другое, более прямо, или, быть может, он что‑то знал. Что‑то не слишком хорошее.
– Что случилось?
– Пока ничего, – ответил он.
Я уставилась на него:
– А почему ты думаешь, будто что‑то должно случиться?
Вопреки моим усилиям голос мой прозвучал подозрительно.
Джереми рассмеялся:
– Ты не волнуйся, я никому не звонил, но полиция уже наверняка всем позвонила. Не знаю, от кого ты скрывалась все это время, но если от слуа – Воинства, – то ты в серьезной беде.
Слуа – грубое название низших фейри Неблагого Двора. Вежливое название – Воинство. Грубое название первым пришло на ум. Ну ладно. Только другой неблагой может сказать "слуа", чтобы это не прозвучало смертельным оскорблением.
– Я – принцесса Неблагого Двора. Чего бы мне от них прятаться?
Он прислонился спиной к стене:
– Да, в этом и весь вопрос, не правда ли?

 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:04 | Сообщение # 43

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Даже сквозь темноту комнаты я ощущала тяжесть его взгляда, его напряженность. Среди фейри невежливо задавать прямые вопросы, но он – он очень хотел задать. Этот непроизнесенный вопрос завис между нами в воздухе, как нечто осязаемое.
– Беги‑ка в душ, как хорошая девочка. – Он поднял с пола сумку. – Я тебе одежду принес. Фургон ждет внизу, там Утер и Ринго. Отвезем тебя в аэропорт.
– Помогать мне может оказаться опасно, Джереми.
– Тогда поторопись.
– У меня нет с собой паспорта.
Он бросил на кровать завернутый в бумагу пакет. Тот самый, который лежит у меня в машине под сиденьем. Мои новые документы, новая личность.
– Как ты догадался?
– Ты прячешься от человеческих властей, своих... родичей и их прислужников уже три года. Ты не дура. Ты знаешь, что тебя найдут, но у тебя есть план, как скрыться. Я бы посоветовал в следующий раз хранить тайные бумаги где‑нибудь в другом месте. Под сиденье я заглянул почти сразу.
Я посмотрела на пакет, потом на Джереми.
– Это не все, что там было.
Он распахнул пиджак, как манекенщик на подиуме, демонстрируя безупречную плавную линию рубашки и галстука. Но на самом деле он показал пистолет, заткнутый за пояс. Просто темный контур на фоне светлой рубашки, но я знала, что это девятимиллиметровый "Леди Смит", потому что пистолет был мой. Из кармана Джереми достал запасную обойму.
– Еще одна коробка обойм есть среди твоих вещей.
Он положил пистолет на заклеенный пакет и обошел кровать, так что теперь она стояла между нами.
– Кажется, ты нервничаешь, Джереми.
– Разве у меня нет для того оснований?
– Ты нервничаешь из‑за меня. И я не думаю, что на тебя произвела впечатление королевская кровь.
Он поднял левую руку.
– Скажем так: Слезы Бранвэйн очень медленно выветриваются. Прими душ.
– Я больше не чувствую силы этих чар.
– Рад за тебя, но поверь мне насчет душа.
Я посмотрела на него:
– Тебя волнует, что ты видишь меня голой.
Он кивнул.
– Приношу за это свои извинения, но именно поэтому Ринго и Утер остались в фургоне. Чистая предосторожность.
Я улыбнулась ему и поймала себя на том, что хочу подойти к нему ближе, сократить эту тщательно соблюдаемую дистанцию. В этом смысле я не хотела Джереми, но позыв увидеть, насколько я его могу очаровать, присутствовал темной мыслью. Это не похоже на меня – искать край с друзьями. С врагом – может быть, но не с другом. Было это остаточным побуждением от прошедшей ночи, или Слезы подействовали на меня сильнее, чем я думала?
Я не стала размышлять на эту тему, а повернулась и пошла в ванную. Быстрый душ – и ехать в аэропорт.
Через двадцать минут я была готова, хотя волосы еще не до конца просохли. Я оделась в темно‑синие слаксы, изумрудно‑зеленую кофточку и темно‑синий жакет под цвет штанов. Джереми еще выбрал черные чулки и туфли на низком каблуке. Так как никаких других туфель у меня не было, то и не важно. Но все остальное...
– В следующий раз, когда будешь собирать мне вещи для бегства от смерти, прихвати пару кроссовок. Туфли, даже йа низком каблуке, для этого не созданы.
– У меня никогда не было с ними проблем, – возразил он, сидя на кухонном стуле с высокой спинкой.
Он сидел свободно откинувшись, и даже этот стул казался удобным, когда на нем сидел Джереми. Какое‑то было в нем излишнее самообладание, такая напряженность, что трудно было бы говорить о кошачьей грации. И все же чем‑то он напоминал кота, свернувшегося на стуле. Только коты не позируют. Они такие, как есть. А Джереми явно позировал, стараясь изобразить непринужденность и легкость.
– Извини, что забыл твои карие контактные линзы. Хотя это и не проблема, мне нравятся глаза нефритово‑зеленые, поражающие. Подходят под цвет кофточки, хотя слишком по‑человечески. Я бы еще больше добавил рыжего в волосы, сделал их менее темными.
– Рыжие волосы заметны даже в толпе. Гламор предназначен, чтобы скрываться, а не выделяться.
– Я много знаю фейри, которые используют гламор именно чтобы привлечь внимание, выглядеть красивее, экзотичнее.
– Их трудности. – Я пожала плечами. – Мне о себе объявлять не надо.
Он встал.
– Все это время я даже не догадывался, что ты – сидхе. Я думал, что ты – фейри, истинная фейри, и почему‑то скрываешься, но не догадывался о правде.
Он встал и отошел от стола, держа руки по швам. Напряжение, которое ощущалось в нем с той минуты, как он меня разбудил, звенело.
– Именно это тебя беспокоит? – спросила я.
Он кивнул.
– Я же такой великий маг. Я должен был увидеть иллюзию насквозь. Или это тоже иллюзия? Ты лучший маг, чем я, Мерри? Свою магию ты тоже скрыла?
Впервые я почувствовала, как нарастает вокруг него сила. Это мог быть всего лишь щит. Но опять‑таки могло быть и нечто большее.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:05 | Сообщение # 44

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Я встала лицом к нему, расставив ноги, опустив руки, точно как он. И вызвала собственную силу – медленно и тщательно. Если бы мы были стрелками с пистолетами, то он уже вытащил пистолет, но не наставил. Я все еще старалась удержать оружие в кобуре. Можно бы сказать, что после всего я не должна была бы никому доверять, но я просто не могла поверить, что Джереми мне враг.
– Джереми, у нас на это нет времени.
– Я думал, что смогу относиться к тебе так, будто ничего не изменилось, но не получается. Я должен знать.
– Что знать, Джереми?
– Я хочу знать, что за эти три года было ложью.
Его сила задышала вокруг него, заполнила то небольшое пространство, что было его личной аурой. Он много силы накачивал в собственные шиты. Очень много.
Мои щиты всегда на месте, взведенные и заряженные на медведя. Это у меня автоматизм. Такой автоматизм, что многие, даже очень чувствительные, принимают щиты за мой нормальный уровень. То есть я встретила щиты Джереми в полную силу. Мне не надо было ничего к ней добавлять. Просто мои щиты сильнее его – таков факт. С другой стороны, наступательные заклинания у меня – ну, я видела, как действует магией Джереми. Он никогда не прошел бы сквозь мои щиты, но и я не могла бы магически ему повредить. Тут пришлось бы перейти к ударам или оружию. Я надеялась, что ни до того, ни до другого не дойдет.
– Поездка в аэропорт все еще ждет меня, или ты передумал, пока я была в душе?
– Все еще тебя ждет.
Большинство сидхе умеют видеть магию в цветах или формах, но я никогда не была на это способна. Зато я умею ее ощущать, и Джереми завалил комнату всей энергией, которую накачал в щиты.
– Тогда зачем наливать столько силы?
– Ты – сидхе. Неблагая сидхе. Это всего на ступень выше слуа.
Горский акцент послышался в его фразах. Я никогда не слышала, чтобы он терял свое сугубо американское произношение. И это меня нервировало, потому что многие сидхе гордятся тем, что сохраняют свой оригинальный акцент, каков бы он ни был.
– И к чему ты клонишь?
Но у меня было сосущее чувство, будто я знаю, к чему он клонит. И я почти предпочла бы этому драку.
– Неблагие питаются обманом. Им нельзя доверять.
– И мне нельзя доверять, Джереми? Три года дружбы значат для тебя меньше, чем старые басни?
Что‑то горькое мелькнуло у него на лице.
– Это не басни, – сказал он, и акцент стал сильнее. – Меня мальчишкой изгнали из Земли трау. Благой Двор не снизошел заметить мальчишку‑трау, но Неблагой Двор – эти всех принимают.
– Не всех, – улыбнулась я, не успев сдержаться. Но вряд ли сарказм дошел до Джереми.
– Да, не всех.
Он был так зол, что у него мелко задрожали руки. Кажется, мне придется оплачивать счет за вековые страдания. Это было бы не в первый раз и вряд и в последний, но все равно это меня из себя выводит. У нас нет времени на вспышки темперамента, тем более моего.
– Прости, что мои предки обидели тебя, Джереми, но это было до моего рождения. Почти всю мою жизнь у Неблагого Двора был свой пресс‑атташе.
– Чтобы распускать ложь, – сказал он с грубым акцентом, почти горловым.
– Хочешь сравнить шрамы? – Я вытащила рубашку из штанов и показала шрам в виде ладони у себя на ребрах.
– Иллюзия, – сказал он, но неуверенно.
– Можешь потрогать, если хочешь. Гламор обманывает зрение, но не осязание, по крайней мере осязание фейри.
Это была в лучшем случае полуправда, потому что я умею гламором обмануть любое чувство даже у фейри, но такая способность не часта даже среди сидхе, и я могла бы ручаться, что Джереми мне поверит. Иногда правдоподобная ложь действует быстрее ненужной правды.
Он медленно подошел ко мне, и в лице его ясно читалось недоверие. У меня грудь стиснуло, когда я увидела такое его лицо.
Он уставился на шрам, но стоял дальше вытянутой руки. Он знал, что самая сильная личная магия сидхе приводится в действие прикосновением, то есть знал сидхе куда ближе, чем я думала.
Я вздохнула и сложила руки за головой. Рубашка упала, закрыв шрам, но я решила, что Джереми может сам ее отодвинуть. Он продолжал глядеть на меня, приближаясь так, чтобы дотронуться рукой. Коснулся зеленого шелка, но поглядел мне в глаза долгим взглядом перед тем, как его поднять, будто хотел прочесть мои мысли. Но у меня на лице было то непроницаемое, чуть скучающее, вежливое и пустое выражение, которое я отточила при Дворе. Я с этим же выражением лица могла бы смотреть, как пытают моего друга или кому‑то запускают нож в кишки. Если лицо выдает твои чувства, при Дворе тебе не выжить.
Джереми медленно поднял ткань, не отрывая глаз от моего лица. Наконец‑то ему пришлось взглянуть вниз, и я тщательно следила, чтобы не спугнуть его ни одним движением, как угодно малозаметным. Мне было отвратительно, что Джереми Грей, мой друг и шеф, обращается со мной как с очень опасной личностью. Знал бы он только, насколько я не опасна.
Он провел пальцами по приподнятой, слегка шероховатой коже.
– Еще есть шрамы на спине, но я уже оделась, так что ограничимся этим, если ты не против.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:06 | Сообщение # 45

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
– Почему я их не видел, когда ты раздевалась у меня в офисе, когда на тебя ставили микрофон?
– Я не хотела, чтобы ты их видел, но я не стараюсь их прятать, когда они под одеждой.
– Никогда не трать магии зря, – сказал он будто самому себе. Он покачал головой, будто услышав что‑то, чего не слышала я. Потом посмотрел на меня, и в глазах его было недоумение. – У нас же нет времени стоять и ругаться, правда?
– Разве я этого не говорила?
– Черт побери, – скривился он. – Это же заклинание раздора, неверия, несогласия. Оно означает, что они уже близко.
Страх отразился у него на лице.
– Они могут быть за много миль отсюда, Джереми.
– Или прямо за дверью, – возразил он.
В его словах был смысл. Если они за дверью, нам безопаснее будет вызвать полицию и подождать, пока прибудет помощь. Я не могла бы утверждать, что неблагие прячутся в ближайших кустах, но точно знала, что, если я позвоню детективу Алвере и сообщу, что принцессу Мередит могут убить на его территории, помощь придет.
Но если удастся, я предпочла бы тихо смыться. Надо было узнать, что там снаружи.
Джереми посмотрел на меня странно:
– Ты о чем‑то задумалась. О чем?
– Воинство состоит не из сидхе, с ними посылают разве что одного‑двух загонщиков. Потому‑то стать жертвой Ночной Охоты столь ужасно. Я, быть может, не смогу обнаружить сидхе, если они этого не хотят, но остальное Воинство я обнаружить могу.
Он пожал плечами:
– Тогда ради Бога.
Он не стал спорить. Не стал спрашивать, смогу ли я и безопасно ли это, – просто согласился. Он уже поступал не как мой начальник. Я была принцессой Мередит Ник‑Эссус, и если я сказала, что могу искать в ночи Воинство, он мне верит. Мерри Джентри он бы не поверил – без доказательства.
Я высунулась наружу, держа щиты на месте, но широко раскинув силу. Это было опасно, потому что если они рядом, то эта открытость вполне могла дать им возможность меня оглушить, но только так можно было узнать, насколько они близко. Я ощутила снаружи Утера и Ринго, ощутила их существа, их магию. Еще ощущалась сила моря и гудение земли, магия всех живых тварей, ко ничего сверх этого. Я высунулась дальше, еще дальше. Миля за милей – и ничего, а потом, почти на пределе моих возможностей, что‑то давило воздух, как буря, идущая в нашу сторону, но это не была буря – по крайней мере не буря ветра и дождя. Слишком это было далеко, чтобы ощутить явственно, что за создания фейрийского рода неслись вместе с сидхе, но мне хватило. Время у нас еще есть.
Я втянулась обратно в щиты, закрыла их туго.
– Они за много миль отсюда.
– Тогда как они навели заклинание раздора?
– Моя тетка умеет шептать ночному ветру, и он уже находит цель.
– Из Иллинойса?
– На это может уйти день или три, но даже из Иллинойса. Только не гляди так встревоженно. Она никогда лично не марает рук черной работой. Если она хочет моей смерти, то не на расстоянии. Она хочет сделать меня примером, а для этого меня требуется доставить домой.
– Сколько у нас времени?
Я покачала головой:
– Час, быть может, два.
– Тогда мы можем вовремя доставить тебя в аэропорт. Убрать тебя из города – другого я предложить не могу. Один сидхейский маг, который даже не присутствовал на месте событий, не дал мне проникнуть в дом Алистера Нортона. Пробить магию сидхе я не могу, а это значит, что не смогу тебе помочь.
– Ты послал пауков сквозь охрану дома Нортона. Ты меня предупредил, чтобы спряталась под кровать. Это был класс.
Он посмотрел на меня странным взглядом:
– Я думал, что пауки – твоя работа.
Мы уставились друг на друга.
– Это не я, – сказала я.
– И не я, – отозвался он.
– Пусть это клише, но если это был не ты и не я...
Я не договорила.
– Утер на такое не способен.
– Роан не создает активной магии. – Вдруг мне стало холодно, и температура воздуха была тут ни при чем. – Тогда кто это был? Кто меня спас?
Джереми покачал головой:
– Не знаю. Иногда неблагой может стать твоим другом перед тем, как тебя раздавить.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:07 | Сообщение # 46

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
– Не всем слухам верь, Джереми.
– Это не слухи.
Злость придала его словам горячую и неприятную интонацию. Я вдруг поняла, насколько он напуган. Злость служила прикрытием страха. Что‑то личное было в этой его реакции. Он боялся не вообще, боялся чего‑то конкретного, основанного не только на слухах и легендах.
– Ты был в близких отношениях с кем‑то из Воинства?
Он кивнул и отпер дверь.
– У нас может быть всего час. Давай уходить.
Я положила руки на дверь, не дала ему ее открыть.
– Это важно, Джереми. Если ты был в рабстве у одного из них, то сидхе будут иметь... власть над тобой. Я должна знать, что это было.
Тогда он сделал то, чего я не ожидала. Он стал расстегивать рубашку.
Я приподняла брови:
– Надеюсь, это не действие Слез Бранвэйн, Джереми?
Он улыбнулся – не обычной своей улыбкой, но так все равно было лучше.
– Я был однажды в дружбе с одним из Воинства. – Он не тронул галстука и ворота, но остальное расстегнул, распахнул пиджак, завернув его на руку, и повернулся ко мне спиной. – Подними рубашку.
Я не хотела ее поднимать. Я видела, что могут сделать мои родственники, когда бывают изобретательны. Очень многое могло отпечататься на теле Джереми, чего я не хотела бы видеть. Но я подняла накрахмаленную серую ткань, потому что должна была знать. Не ахнула, потому что подготовилась. Вопить было бы излишне.
Спина его была покрыта шрамами ожогов, будто кто‑то снова и снова прижимал к ней раскаленное тавро. Только это тавро имело форму руки. Я тронула эти шрамы, как он трогал мои слегка проследила их пальцами. Хотела приложить ладонь к одному из них, потом остановилась и предупредила его:
– Я приложу ладонь к шраму, чтобы оценить размер.
Он кивнул.
Рука была намного больше моей, больше чем след у меня на теле. Мужская рука, и пальцы толще, чем обычно у сидхе.
– Ты знаешь имя того, кто это сделал?
– Тамлин, – ответил он. Смущаясь, как и следовало ожидать.
Тамлин у фейри – псевдоним вроде Джона Смита. Тамлин вместе с Робином Хорошим Парнем и еще несколькими именами – излюбленные ложные имена, когда настоящее надо, скрыть.
– Ты, наверное, был очень молод, раз ничего не заподозрил, когда он назвался этим именем.
– Так и было, – кивнул он.
– Можно мне проверить твою ауру?
Он улыбнулся мне через плечо. Шрамы на его спине сморщились, образуя контуры.
– Аура – это нью‑эйджевский термин. Фейри его не употребляют.
– Ладно, личную силу, – сказала я, не сводя глаз с его спины. Рубашку я задрала ему на плечи. – Ты был связан, когда он это сделал?
– Да, а что?
– Не можешь сложить руки так же, как они были связаны?
Он вдохнул, будто собираясь спросить зачем, но потом просто поднял руки над головой и распластался по двери. Руки он поднял как можно выше, чуть расставив в стороны в виде буквы Y.
Рубашка свалилась, и мне пришлось снова ее задрать. Но я нашла, что искала. Ожоги в виде ладоней сложились в картину.
Это было изображение дракона или, точнее, верма, длинного и змееподобного. Несколько восточного облика, потому что сложен из ладоней, но определенно это был дракон. Однако ожоги складывались в картину, только когда Джереми стоял в той позе, в которой его пытали. Когда он опустит руки, шрамы разъедутся и превратятся просто в шрамы.
– Можешь опустить руки, – сказала я.
Он так и сделал, повернувшись лицом ко мне, и начал заправлять рубашку в штаны.
– У тебя мрачный вид. Ты увидела в ожогах что‑то, чего никто другой не видел?
– Погоди заправлять рубашку, Джереми. Мне надо наложить защиту на твою спину.
– Что ты увидела, Мерри?
Он перестал возиться с рубашкой, но заправленное обратно не вытащил.
Я покачала головой. Джереми носил эти шрамы веками и не знал, что тот сидхе сыграл в игру с его кожей. Это показывало такое презрение к жертве, такую черствость, что трудно было охватить разумом. Конечно, это могло быть очень практично – жестокость не без цели, как и было. Тот сидхе, кто бы он ни был, мог наложить на ожоги заклятие. Он вполне может тогда вызвать дракона из тела Джереми или превратить Джереми в дракона. Может быть, и нет, но береженого бог бережет.
– Дай мне защитить твою спину, а потом пошли в фургон.
– А время у нас есть?
– Конечно. Отведи рубашку, чтобы открыть ожоги.
Он поглядел так, будто не верит мне, но когда я повернула его лицом к двери, он не стал спорить и отвел шелк рубашки в сторону, позволяя мне работать.
Я пролила силу себе в руки, будто что‑то теплое взяла в ладони. Потом медленно открыла руки, ладонями к голой спине Джереми. Почти приложила руки к его коже. Дрожащее тепло стало гладить ему спину, и Джереми поежился от его прикосновения.
– Какие ты руны используешь? – спросил он с едва заметным придыханием.
– Никаких.
Я разливала тепло поперек его шрамов, вниз по спине.
Он стал поворачиваться.
– Не двигайся!
– Что значит – никакие, Мерри? Что еще можно использовать?
Мне пришлось встать на колени, чтобы сила наверняка покрыла каждый шрам. Когда я уверилась, что все закрыто, я запечатала все, визуализуя силу как слой желтого света над кожей. Запечатала края этого света, прилепляя его к коже как щит.
Джереми дышал коротко и шумно.
– Что ты используешь, Мерри?
– Магию, – ответила я, вставая.
– Могу я опустить рубашку?
– Да.
Серый шелк скользнул на место, и защита была у меня перед глазами такой плотной, что на миг показалось: материя должна об нее запнуться, но так не случилось. Шелк прикрыл спину, будто я ничего с ней не делала. Но я не сомневалась, что свою работу сделала отлично.
Он начал заправлять рубашку, еще не повернувшись ко мне.
– Ты использовала для этого свою личную магию?
– Да.
– А почему без рун? Они помогают усилить магию.
– Многие руны на самом деле – символы древних давно забытых божеств или созданий. Почем знать? Я могла случайно вызвать именно того сидхе, который это сделал. Нельзя было рисковать.
Он натянул пиджак, поправил галстук.
– Теперь скажи мне, что тебя так испугало в шрамах у меня на спине?
– По дороге, – ответила я, открывая дверь.
Я вышла в холл, пока он не успел возразить. Слишком много мы потратили времени, но не защитить его спину было бы слишком беспечно, чтобы даже выразить это словами.
Каблуки наших туфель застучали по ступенькам.
– Мерри, что там было?
– Дракон. Точнее, верм, потому что безногий.
– Ты это увидела в шрамах?
Он раньше меня подошел к двери и держал ее открытой по старой привычке. Я вытащила из‑за спины пистолет и щелкнула предохранителем.
– Я думал, что Воинство за много миль, – сказал Джереми.
– Одиночный сидхе мог бы от меня скрыться. – Руку с пистолетом я опустила вдоль тела, чтобы его не сразу было заметно. – Меня не увезут домой, Джереми. Чего бы мне это ни стоило.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:07 | Сообщение # 47

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Я вышла в калифорнийскую ночь раньше, чем он успел что‑нибудь сказать. Многие фейри, особенно сидхе, считают современное оружие нечестным. Нет писанного закона против использования огнестрельного оружия, но это считается дурным тоном, если только ты не в элитной страже королевы или принца. Им полагается носить пистолеты при охране особ королевской крови. Ладно я – особа королевской крови, крошечная затерянная особа королевской крови, но все равно королевской крови, нравится это им всем или нет. Стражи для защиты у меня нет, так что я сама себя охраняю. Любой ценой.
Ночь здесь никогда не бывает по‑настоящему темной – слишком много электрического света, слишком много народа. Я эту полутьму исследовала, разыскивая одинокую фигуру. Искала глазами, энергией, расширяя ее тугим кругом, пока мы торопились к ждущему фургону. Были люди в других домах – я ощущала их движения, вибрации. На одной крыше недовольно зашевелилась вереница чаек в полусне, ощутив прикосновение моей энергии. На берегу веселилась компания. Я ощутила, как вздымается энергия, возбуждение, страх, но обычный страх. Стоит мне с ним считаться или не стоит, безопасно ли это? Ничего другого я не обнаружила, если не считать шевелящуюся энергию моря, которая всегда есть у берега. Она как белый шум, то, чего не замечаешь, но она есть. Где‑то там, в клубах ее, Роан. Я надеялась, что ему сейчас хорошо. И знала, что мне – нет.
Дверь фургона отошла назад, и я увидела Утера, сжавшегося в полумраке. Он протянул мне руку, и я дала ему левую. Моя рука утонула в его ладони, он втянул меня в фургон и закрыл за мной дверцу.
Ринго обернулся ко мне с водительского места. Он едва умещался там – все эти мышцы, эти нечеловечески длинные руки, эта грудная клетка, втиснутая в сиденье, рассчитанное на человека Он улыбнулся, показав полную пасть острейших зубов, которые разве что у волка увидишь. Лицо у него было слегка удлиненное, чтобы можно было разместить эти зубы, и потому это лицо, в остальном человеческое, казалось диспропорциональным. Когда‑то давным‑давно Ринго был полностью человеком и членом банды. Случилось так, что группа приезжих сидхе Благого Двора заблудилась в глубоких и темных джунглях Лос‑Анджелеса. Их нашли парни из банды. Взаимодействие культур в лучшем виде. Сидхе проигрывали драку. Кто знает, как это случилось? Может быть, они были слишком надменны, чтобы драться с шайкой городских подростков. Или эти подростки были куда как злее, чем ожидали царственные гости. В общем, им пришлось плохо. Но у одного из членов банды возникла светлая мысль, и он перешел на сторону противника на условии, что ему будет гарантировано исполнение желания.
Сидхе согласились, и Ринго перестрелял своих товарищей по банде. А желание у него было – стать фейри. Сидхе дали ему слово выполнить желание, и взять свое слово назад они не могли. Чтобы чистокровного человека превратить в фейри, нужно влить в него дикую силу, чистую магию, и воля или желание человека выбирает, что это будет за магия. Ринго было лет тринадцать‑пятнадцать, когда это произошло. Наверное, он хотел выглядеть свирепо, страшно, самым крутым гадом в околотке, и магия дала ему то, что он хотел. По людским меркам он стал монстром. По меркам сидхе – тоже. По меркам фейри – обычным членом банды.
Не знаю, почему он бросил банду. Может быть, она на него ополчилась. Может быть, он сам поумнел. Когда мы встретились, он уже много лет был добропорядочным гражданином, женился на возлюбленной своего детства и завел троих детей. Он специализировался на работе телохранителя и был нарасхват у знаменитостей, желавших, чтобы рядом с ними был такой экзотический телохранитель. Легкая работа без настоящей опасности – только и дела, что светиться рядом со звездой. Неплохо для парнишки, у которого мать была пятнадцатилетней наркоманкой, отец неизвестен. Ринго держит у себя на столе мамину фотокарточку. Там ей тринадцать, живые глаза, аккуратная прическа, миловидное лицо, весь мир впереди. В следующем году она села на иглу. Умерла она в семнадцать от передоза. Ни в офисе, ни дома у Ринго нет фотографий матери после тринадцати лет. Как будто для Ринго все, что было потом, – не взаправду, не с его матерью было.
Его старшая дочь Амира смутно напоминает этот улыбающийся портрет. Не знаю, выживет ли она, если Ринго поймает ее на наркотике. Он говорит, что наркоман – хуже мертвого, и я думаю, что он в это верит.
Никто ничего не сказал насчет пистолета, когда я сунула его за спину за ремень штанов. Наверное, они были вместе с Джереми, когда он нашел пистолет и документы.
Джереми сел на пассажирское сиденье.
– Давай в аэропорт, – только и сказал он.
Ринго врубил скорость, и мы поехали.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:38 | Сообщение # 48

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Глава 9

В фургоне сзади сиденья были сняты, там лежал коврик, а еще там были привязные ремни, которые Джереми установил с одной стороны – там, где обычно сидел Утер. Я стала переползать в средний ряд сидений, но Утер тронул меня за руку.
– Джереми предложил, чтобы ты села со мной и моя аура перекрыла твою – это собьет преследователей с толку.
Каждое слово было тщательно выговорено, потому что бивни, вроде бы торчащие из его кожи, из лица, на самом деле были видоизмененными зубами, закрепленными внутри рта. Поэтому, если он забывался, речь его бывала неразборчивой. Он обучался у одного из ведущих преподавателей речи в Голливуде, чтобы перенять произношение университетского профессора со Среднего Запада. Этот акцент не очень соответствовал лицу, более напоминающему кабанье рыло с двойными бивнями. У нас одна клиентка упала в обморок когда он первый раз с ней заговорил. Потрясать людей – это всегда забавно.
Я посмотрела на Джереми. Он кивнул.
– Пусть как маг я лучше, но у Утера энергия, которая старше самого Бога, и она вокруг него клубится. Я думаю, что он сможет тебя от них скрыть.
Отличная идея и простая.
– Молодец, Джереми! Я же понимала, что есть причина, почему ты начальник.
Он усмехнулся мне и повернулся к Ринго:
– Есть прямой путь по Сепульведе к аэропорту.
– Хотя бы не час пик сейчас, – заметил Ринго.
Я устроилась позади, рядом с Утером. Фургон слишком резко выехал на Сепульведу, и Утер подхватил меня раньше, чем я упала. Его большие руки притянули меня, как младенца, к его груди, почти такой же большой, как все мое тело. Даже хотя у меня щиты крепко стояли на месте, он ощущался как что‑то большое, теплое, вибрирующее. Я видала фейри, у которых не было магии, стоящей упоминания, только самый примитивный гламор, но они были так стары и столько магии повидали в жизни, что будто бы впитали силу в самые поры своей кожи. Даже сидхе не найдут меня, спрятанную в руках Утера. Они ощутят его, а не меня. Наверное. Поначалу.
Я успокоилась на широкой груди Утера, в теплой надежности его рук. Не знаю, что в нем такое, но при нем мне всегда надежно. Не просто из‑за его размеров, а потому, что это Утер. Он – центр спокойствия, как огонь, у которого можно жаться во тьме.
Джереми повернулся ко мне, насколько позволял ремень, сминая костюм, а это значило, что он собирается сказать что‑то серьезное.
– Почему ты защитила мою спину, Мерри?
– Чего? – спросил Утер.
Джереми отмахнулся от вопроса:
– У меня старая рана от сидхе на спине. Мерри наложила на нее защиту. Я хочу знать почему.
– Ты назойлив, – сказала я.
– Расскажи.
Я вздохнула, закутываясь в руки Утера, как в одеяло.
– Возможно, что сидхе, который нанес тебе раны, может вызвать из твоей спины дракона или заставить тебя перекинуться в него.
У Джереми глаза полезли на лоб.
– Ты можешь это сделать?
– Я – нет, но я не чистокровная сидхе. Я видела, как делают такие вещи.
– И защита будет держаться?
Мне бы хотелось просто сказать "да", но это было бы слишком близко к лжи.
– Какое‑то время продержится, но если сидхе, наложивший заклятие, будет здесь, у него может оказаться достаточно сил пробить мою магию, или он может постоянными ударами расшатать защиту, чтобы она упала. Шансы, что именно этот сидхе охотится за нами, ничтожны, Джереми, но я не могла позволить тебе помогать мне и не защитить тебя.
– На всякий случай, – сказал он.
– На всякий случай, – кивнула я.
– Когда это случилось, я был очень юн, Мерри. Сейчас я могу себя защитить.
– Ты сильный маг, но ты не сидхе.
– Это такая серьезная разница?
– Может оказаться.

 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:39 | Сообщение # 49

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Джереми замолчал и повернулся вперед, помогая Ринго найти самый быстрый путь в аэропорт.
– Ты напряглась, – заметил Утер.
Я улыбнулась:
– Тебя это удивляет?
Он улыбнулся – вполне человеческим ртом под костной дугой бивней, кабаньим рылом. Как будто часть его лица была маской, а под ней – человек. Большой, но человек.
Он толстыми пальцами погладил мои все еще мокрые волосы.
– Я так понял, что Слезы Бранвэйн еще действовали, когда пришел Джереми?
Я бы иначе ни за что не стала тратить время на душ, и Утер это знал.
– Так мне сказал Джереми. – Я села так, чтобы не намочить ему рубашку волосами. – Не хотела тебя пачкать, извини, просто забыла, что волосы мокрые.
Он мягко прижал мою голову обратно к своей груди – ладонью больше всей моей головы.
– Я же не жалуюсь, просто заметил.
Я устроилась поудобнее, положив щеку ему на руку возле плеча.
– Роан ушел сразу, как мы приехали. За помощью?
Я объяснила насчет Роана и его новой шкуры.
– Ты не знала, что можешь его исцелить? – спросил Утер.
– Не знала.
– Интересно, – протянул он. – Очень интересно.
Я подняла на него глаза:
– Ты что‑то об этом знаешь, чего не знаю я?
Он посмотрел на меня сверху вниз.
– Я знаю, что Роан – дурак.
Это заставило меня посмотреть на него, попытаться понять, что за взглядом этих непроницаемых глаз.
– Он – шелки, и я вернула ему океан. Это его призвание, сердце его сердца.
– Ты на него не злишься?
Я нахмурилась, неловко пожав плечами у него на руках.
– Роан таков, каков он есть. Я не могу это поставить ему в вину. Это как сердиться на дождь за то, что он мокрый. Такой он.
– Так что тебя это совсем не трогает?
Я снова пожала плечами, и его руки обернули меня, почти как младенца, так что мне стало удобнее на него глядеть.
– Я разочарована, но не удивлена.
– Ты очень понимающая.
– Можно быть понимающей, Утер, если все равно не можешь ничего изменить.
Я потерлась щекой о теплоту его руки и поняла, в чем секрет его обаяния. Он такой большой, а я такая маленькая, будто я снова стала ребенком. Это чувство, когда тебя кто‑то может взять на руки и защитить от всего на свете. Это не было правдой, когда я была ребенком, и тем более не стало правдой сейчас, но все равно приятно. Иногда ложный уют лучше, чем никакого.
– Черт! – выругался Джереми погромче, чтобы нам было слышно. – Там впереди авария – похоже, Сепульведа полностью забита. Попробуем боковыми улицами.
Я задрала голову на руку Утера, чтобы увидеть Джереми.
– И все остальные тоже пытаются туда съехать. Я угадала?
– Разумеется, – ответил он. – Устраивайся поудобнее, на это уйдет какое‑то время.
Я повернула голову, чтобы снова видеть Утера.
– Новых анекдотов не слыхал?
Он слегка улыбнулся:
– Нет, только у меня ноги онемеют, если мне придется так их поджимать слишком долго.
– Ой, прости.
Я завозилась, чтобы он мог изменить позу.
– Нет, сиди спокойно.
Он подложил руку мне под бедра, приподнял меня и держал, как ребенка, без усилий, пока вытягивал перед собой ноги. Потом усадил меня к себе на колени, держа одной рукой за спину, а другая спокойно легла на колени.
Я засмеялась:
– Иногда я думаю, каково это – быть таким... большим.
– А я гадаю, каково это – быть маленьким.
– Но ты же был когда‑то ребенком. Ты же помнишь, как это было.
Он уставился вдаль.
– Детство для меня было очень давно, но я действительно помню. Но я не в этом смысле говорю насчет быть маленьким.
Он посмотрел на меня, и было что‑то в его глазах, что‑то одинокое, неудовлетворенное. Это "что‑то" пробивало то его спокойствие, которое я так ценила.
– В чем дело, Утер? – спросила я тихо. Какое‑то было уединение в том, что мы были одни сзади и никого на средних сиденьях.
Его рука легко лежала у меня на бедре, и мне удалось наконец прочитать выражение его глаз. Я такого на лице у него еще не видела. Мне вспомнились его слова, когда я раздевалась для установления микрофона, – что он подождет в соседней комнате, потому что уже очень давно не видел обнаженной женщины.
Очевидно, я как‑то выразила это на лице, потому что он отвернулся.
– Извини, Мерри. Если тебе неприятно это, только скажи, и я никогда об этом не заикнусь.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:40 | Сообщение # 50

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Я не знала, что на это ответить, но попыталась.
– Не в том дело, Утер. Я сейчас сяду в самолет и улечу Богиня знает куда. Мы можем уже никогда не увидеться.
Это отчасти было правдой. То есть я действительно покидала город и не могла придумать, как выпутаться из этого положения, не ранив его чувств и не наврав ему. Мне не хотелось ни того, ни другого.
Он заговорил, не глядя на меня:
– Я думал, ты – человек с примесью крови фейри. И никогда бы не предложил этого тому, кто был воспитан людьми. Но твоя реакция на уход Роана доказала мне, что ты думаешь не так, как люди. – Он почти застенчиво снова повернулся ко мне. В глазах его читалось открытое доверие. Не то чтобы он полагал, что я скажу "да", но он верил, что я не буду плохо реагировать.
Будь это вчера, я бы первым делом подумала, как ужасно одинок Утер на нашем берегу. Сколько раз я вот так свертывалась рядом с ним в клубочек, думая о нем как о старшем брате, как о замене отца? Слишком много раз. Это было нечестно, но он всегда вел себя как настоящий джентльмен, полагая, что я – человек. Теперь он знал правду, и это меняло положение вещей. Если даже я скажу "нет" и он примет это как должное, уже не будет прежней легкости в отношениях. Я никогда не смогу так невинно свернуться у него на руках – это в прошлом. Пусть это меня огорчает, но прежнего не вернуть. Единственное, что я могу сделать, – это постараться не ранить Утера. Беда была в том, что я понятия не имела, как это сделать, потому что совершенно не знала, что сказать.
Я задумалась слишком надолго. Он закрыл глаза и убрал руку с моего бедра.
– Извини, Мерри.
Я подняла руку и тронула его за подбородок.
– Да нет, Утер, я польщена.
Он открыл глаза и посмотрел на меня, но в них читалась явная боль. Он протянул мне сердце на ладони, а я проткнула его ножом. Черт, я же скоро сяду в самолет и никого из них никогда не увижу. Оставлять его так я не желала. Слишком он хорошим был мне другом для этого.
– Во мне есть человеческая кровь, Утер. Я не могу... – Нет, этого никак было не сказать намеком. – Я не смогу вынести повреждения, которые вынесет чистокровная фейри.
– Повреждения?
Вот она, цена обиняков.
– Ты слишком велик для моего тела, Утер. Если бы ты был... меньше, я бы могла с тобой запросто переспать, но как‑то не могу себе представить, что мы друг за другом ухаживаем. Ты – мой друг.
Он посмотрел на меня – всмотрелся пристально.
– Ты действительно могла бы спать со мной без отвращения?
– Отвращения? Утер, ты слишком долго прожил среди людей. Ты – призрак‑в‑цепях и выглядишь именно так, как тебе полагается. Есть и другие фейри той же породы. Ты не урод.
Он покачал головой:
– Я изгнан, Мерри. Мне никогда не стать фейри, а среди людей я урод.
У меня сердце сжалось от этих слов.
– Утер, не надо, чтобы чужие взгляды заставили тебя себя ненавидеть.
– А как иначе? – спросил он.
Я положила руку ему на грудь, ощутила уверенное сильное биение сердца.
– Вот там, внутри, – Утер, мой друг, и я люблю тебя как друга.
– Слишком долго я жил среди людей, чтобы не знать, что значат эти разговоры о дружбе, – ответил он.
И снова отвернулся от меня, тело его напряглось и стало неудобным, будто он не мог вынести моего прикосновения.
Я встала на колени. Я бы сказала, что села на него верхом, но лучшее, что у меня вышло, – поставить колено на каждое его бедро. Руками я стала трогать его лицо, проводя по крутизне лба, густым бровям. Мне пришлось опустить руки, чтобы снизу потрогать его щеки. Большими пальцами я погладила его рот, потерлась о гладкую кость бивней.
– Ты – красивый призрак‑в‑цепях. Такие двойные бивни высоко ценятся. А закругление в конце – среди призраков оно считается признаком мужественности.
– Откуда ты это знаешь? – удивленно шепнул он.
– Когда я была подростком, королева взяла себе любовника‑призрака по имени Янник. Она говорила, побывав с ним, что ни один сидхе не мог так ее наполнить, как Призрак Сердец.
Кончилось тем, что она обозвала его Призраком Дураков, и он выпал из фавора. Но он остался жив, что редко случалось среди несидхейских любовников королевы. Люди обычно кончали жизнь самоубийством.
Утер уставился на меня. Когда я стояла на нем на коленях, наши глаза были почти на одном уровне.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:41 | Сообщение # 51

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
– И что ты думаешь о Яннике? – спросил он тихим, замирающим голосом, так что мне пришлось наклониться к нему, чтобы расслышать.
– Я думаю, что он был дурак. – Я потянулась поцеловать Утера, и он отвернулся. Я взяла его ладонями за лицо и повернула к себе. – Но я всех любовников королевы считала дураками.
Мне пришлось сесть на колени к Утеру, пропустив ноги по обе стороны от его тела, чтобы его поцеловать. Бивни, конечно, мешали, но если это уберет выражение страдания из его глаз, то стоит усилий.
Я целовала его как друга. Я целовала его, потому что не считала его уродом. Я выросла среди таких фейри, что Утер рядом с ними по людским меркам – мальчик с глянцевой обложки. Одна из вещей, которым учит Неблагой Двор, – это любовь к любому виду фейри. Слов "уродливый" при этом Дворе просто не употребляется. А при Благом Дворе я сама считалась уродкой – недостаточно высокая, недостаточно стройная, и волосы кроваво‑каштанового цвета, как при Неблагом Дворе, не рыжие по‑человечески, как принято при Благом. При Неблагом Дворе у меня тоже было немного "кавалеров". Не потому, что меня там не находили привлекательной, а потому что я смертная. Наверное, их пугала сидхе, которая была смертной. Они к этому относились как к заразной болезни. Только Гриффин решил попытаться, но для него я тоже оказалась недостаточно сидхе.
Я знала, что мне вовеки придется быть чужаком, уродом. И все это я вложила в поцелуй, закрыв глаза, взяв Утера ладонями за подбородок.
Утер целовал так же, как говорил, – осторожно, когда каждый звук и каждое движение тщательно продуманы. Руки его сплелись у меня на пояснице, и я ощутила их поразительную силу, потенциал его тела сломать меня, как фарфоровую куколку. Одно резкое движение – и он бы оказался во мне и насквозь без повреждений. Но я доверялась Утеру, и я хотела, чтобы он снова в себя поверил.
– Очень не хочется вас прерывать, – вдруг сказал Джереми, – но впереди еще одна авария. И авария на каждой боковой улице, куда мы пытались свернуть.
Я оторвалась от поцелуя:
– Что?
– Две аварии на двух боковых дорогах.
– Для случайности слишком много, – сказал Утер.
Он нежно поцеловал меня в щеку и дал мне выскользнуть из его объятий и сесть рядом, все еще оставаясь в тени его энергии Боль в его глазах исчезла, оставив что‑то более солидное, более уверенное в себе. Это стоило поцелуя.
– Они знают, что я была в квартире Роана, но не знают, где я теперь. Пытаются отрезать все пути бегства.
Джереми кивнул.
– Почему ты их не почуяла?
– Была слишком занята, – объяснил Ринго.
– Не в этом дело, – возразила я. – Как аура Утера скрывает меня от них, точно так же не дает и мне их ощутить.
– Если ты от него отодвинешься, сможешь их обнаружить, – сказал Джереми.
– А они меня, – ответила я.
– Что мне теперь делать? – спросил Ринго.
– Кажется, мы застряли в пробке. Не думаю, что ты можешь что‑нибудь сделать, – ответила я.
– Они перекрыли все дороги, – сказал Джереми. – И сейчас начнут обыскивать автомобили. В конце концов они нас найдут. Нужен какой‑то план.
– Если Утер меня подержит, я могу попытаться выглянуть, не обнаружат ли мои глаза того, чего не ощущают другие чувства.
– С удовольствием, – улыбнулся Утер.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:43 | Сообщение # 52

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Мы оба улыбались, когда я переползла на второй ряд сидений. Утер наклонился ко мне через спинки, держа ручищу на моем плече. У одной стороны улицы стояли припаркованные автомобили, и две полосы движения уходили от светофора. Стояли мы потому, что на светофоре столкнулись три машины. Одна из них лежала на мостовой, перевернутая. Вторая в нее врезалась, а третья влетела в обе, так что они все три представляли собой кучу битого стекла и искореженного металла. Я могла себе представить, как вторая и третья машина врезались в первую, а вот чего я никак не видела – это как первая перевернулась набок и вверх колесами посреди дороги. Ни один сценарий, который приходил мне в голову, такого результата не дал бы. Перевернуть машину так, чтобы она как можно лучше перегородила улицу. Ручаться можно было, что эту машину перевернул кто‑то – или что‑то, – чтобы остальные две в нее врезались. Они создали плотину из автомобилей и истекающих кровью людей. Пока они могут использовать гламор, чтобы прикрыть себя и избежать обвинения, им наплевать на случайных раненых. До чего же я иногда ненавижу своих родичей!
На тротуарах собрались люди, они выходили из машин, стояли в открытых дверях. Посреди перекрестка остановились две полицейские машины, остановив тех, кто пытался еще проехать перекресток поперек. Огни этих машин полосовали ночь цветными мигалками, соперничая с уличными фонарями и освещенными окнами офисов и клубов по обе стороны улицы. Слышен был приближающийся вой "скорой помощи" – вот зачем, наверное, полиция остановила движение.
Я стала изучать толпу зрением и ничего необычного не увидела. Тогда я потянулась наружу другими чувствами. Обтекающая меня энергия Утера ограничивала мои возможности, но не до полной беспомощности. Может быть, я засеку их до того, как они обнаружат меня.
Воздух заколебался на две машины впереди нас, как рябь над горячим асфальтом, но было не жарко, и вообще после заката такой эффект уже не наблюдается. Я потянулась дальше и обнаружила еще три таких ряби.
– Четверо в нашу сторону, каждый больше человека. Ближайший за две машины от нас.
– Ты видишь их форму? – спросил Джереми.
– Нет, только рябь.
– Способность сохранить гламор на месте, когда переворачиваешь машины, – это выше способностей большинства фей, – сказал Джереми.
Явно никто из нас не верил, что первая машина сама встала на крышу.
– Даже большинство сидхе этого не может, кроме некоторых.
– Значит, четверо, больше человека, и не менее одного сидхе рядом, – подытожил Утер.
– Да.
– Какой у нас план? – спросил Ринго.
Хороший вопрос. К сожалению, у меня не было хорошего ответа.
– На перекрестке – четыре полисмена. Они нам будут помощью или помехой?
– Если мы сможем сломать гламор противника, сделать так, чтобы полиция их видела, а они этого сразу не поймут... – начал Джереми.
– Если они что‑нибудь нехорошее сделают на глазах у полиции... – продолжила я.
– Мерри, девочка моя, ты просекла мой план.
Ринго обернулся ко мне:
– Я мало что знаю насчет магии сидхе, но Мерри не чистокровная; хватит ли у нее сил сломать их гламор?
Все обернулись ко мне.
– Так как? – спросил Джереми.
– Нам не надо пробивать заклинание. Надо только его перегрузить, – объяснила я.
– Мы слушаем, – сказал Джереми.
– Первый автомобиль перевернули, но остальные просто разбиты. Они заглядывают в машины, ища меня, но ни к кому не прикасаются. Если мы выйдем и начнем с ними драку, сидхе не смогут удержать их невидимыми.
– Я думал, мы хотим избегать прямой схватки как можно дольше, – сказал Ринго.
Рябь почти уже дошла до нас.
– Если кто‑то придумал лучший план, у него есть шестьдесят секунд на его изложение. Сейчас нас обыщут.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:45 | Сообщение # 53

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
– Спрятаться, – сказал Утер.
– Что?
– Мерри спрячется, – пояснил он.
Это была хорошая мысль. Я свернулась за спинкой средних сидений, и Утер отодвинулся от стенки так, чтобы я оказалась за ним. Я не думала, что это получится, но лучше, чем ничего. Драться можно и потом, если они меня найдут, но если я спрячусь...
Я втиснулась между холодным металлом стенки и теплой спиной Утера и пыталась не особо напрягать мысли. Некоторые сидхе умеют слышать процесс мысли, если мозг достаточно возбужден. От взглядов я была прикрыта полностью. Даже если откроют большую скользящую дверцу, на что, я считала, они не рискнут пойти, меня они не увидят. Но я тревожилась не из‑за их глаз. Есть самые разные виды фейри, и далеко не все полагаются на зрение подобно людям. Это даже не считая тех сидхе, которые наводили сейчас гламор. Если мы – единственная машина, в которой сидят фейри, то сидхе обследуют ее раньше, чем уйдут отсюда. Наверняка придут посмотреть лично.
Мне страшно хотелось посмотреть, как это завихрение в воздухе заглядывает во все окна. Но это противоречило бы самой цели игры в прятки, поэтому я свернулась за Утером и постаралась быть потише. Я услышала, ощутила какое‑то поскребывание по металлической стене у меня за спиной. Что‑то большое прижалось к металлу. Потом я услышала – кто‑то шумно принюхивался, как огромная собака.
Миг у меня был подумать: "Оно меня чует", и тут же что‑то пробило металл в дюйме от меня. Я вскрикнула, выбралась из‑за спины Утера раньше, чем сознание зарегистрировало кулак размером с мою голову, пробивший борт фургона.
Резкий звук разлетевшегося стекла заставил меня обернуться. Рука размером с древесный ствол и грудь шире окна автомобиля протискивались через окно водительской дверцы. Ринго ударил по руке, но она схватила его за рубашку и потащила в разбитое окно.
Пистолет был у меня в руке, но я боялась попасть в Ринго. Джереми метнулся по сиденью, и я увидела лезвие, полыхнувшее в его руке.
Металл взвизгнул, когда гигантский кулак вырвал бок фургона, и здоровенная ухмыляющаяся рожа показалась в дыре. Ее обладатель смотрел мимо Утера, будто его здесь и не было, желтые глаза уставились на меня.
– Принцесса! – прошипел огр. – А мы тебя ищем.
Утер врезал по морде кулаком. Из носа огра хлынула кровь, и морда убралась. Снаружи закричали – закричали люди. Гламор не устоял перед насилием – огры появились среди людей как по волшебству. Послышался ревущий мужской голос:
– Полиция! Никто ни с места!
Ага, полиция постилась. Хорошо. Я сунула пистолет за пояс – не хотелось давать объяснения по этому поводу.
Я обернулась к переднему сиденью. Ринго остался на месте водителя. Джереми наклонился над ним, и руки его были в крови. Я поползла к ним через передние сиденья. Хотела было спросить, не ранен ли Ринго, но увидела его грудь, и вопрос отпал. Перед его рубашки пропитался кровью, из груди торчал кусок стекла шириной с мою ладонь.
– Ринго! – тихо позвала я.
– Извини, – сказал он, – кажется, от меня будет мало толку.
Он закашлялся, и видно было, что это больно.
– Не разговаривай, – сказала я, трогая его лицо.
Снаружи копы орали на огров всякие вещи вроде: "Руки на голову!", "На колени!", "Не двигаться, мать твою!" Потом послышался голос – уверенный мужской голос с едва заметным акцентом. Знакомый мне голос.
Я полезла к дверце, а Джереми все еще спрашивал:
– Что? Что там такое?
– Шолто, – ответила я.
Недоумение не исчезло с лица Джереми. Имя ему ничего не говорило. Я попыталась объяснить:
– Шолто, Властелин Всего, Что Проходит Между, Властитель Теней, Царь Слуа.
От этого титула глаза Джереми полезли на лоб, лицо исказилось страхом.
– Боже мой!
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:46 | Сообщение # 54

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
– Отродье Теней здесь? – спросил Утер.
Я глянула на него:
– Только не назови его так в глаза.
Сквозь разбитое окно голоса были слышны совершенно явственно. Все происходило как в замедленной съемке. То ли дверца не хотела открываться, то ли я стала неуклюжей от страха.
Голос говорил:
– Большое вам спасибо, джентльмены.
– Мы подождем транспорта для огров, – сказал один из полисменов.
Дверца открылась, и на миг я застыла, оглядывая это зрелище. Три огра на коленях на тротуаре, сцепив руки на головах. Двое полисменов с пистолетами в руках. Один на тротуаре, перед ограми, другой был отделен от них полосой припаркованных автомобилей. Высокий мужчина – но не выше человека – стоял рядом с этим полисменом и машинами. Он был одет в серое кожаное пальто, и его белокурые волосы струились по спине. В последний раз, когда я видела Шолто, он был одет в серый плащ, но эффект был на удивление тот же, когда он повернулся, ощутив, что я здесь стою. Даже за несколько ярдов в этой смягченной электрическим светом темноте я видела три оттенка золотого в его глазах: металлическое золото вокруг зрачков, потом янтарь и внешний круг цвета желтых осенних листьев. Я боялась Шолто, всегда боялась, но когда увидела эти глаза, вдруг поняла, как я тосковала по сидхе: на миг я обрадовалась, увидев тройной цвет глаз у кого‑то, кроме себя. Но потом взгляд этих знакомых глаз обдал мне шею холодом, и миг ощущения единства миновал.
Он повернулся к полицейским, улыбаясь:
– Я буду сопровождать принцессу.
И он пошел к фургону – они его не остановили. Почему – я поняла, когда он подошел ближе. У него на шее висела эмблема королевы, бляха, которую носит ее стража. Эмблема на удивление походила на полицейский жетон, и Двор постарался сделать широко известным, что тот, кто наденет эту эмблему, не имея на то права, будет проклят. Таким проклятием, что даже сидхе не рискнет на себя его навлечь.
Не знаю, что он им сказал, но могу догадаться. Его послали защитить меня от нападения. Он доставит меня домой под охраной. Все весьма разумно.
Шолто двигался ко мне грациозной поступью. Он был красив – не щемящей красотой некоторых сидхе, но все равно эффектен. Я знала, что люди провожают его взглядами, потому что не могут удержаться. Серое пальто развевалось позади, и была едва заметна выпуклость посередине тела. У Шолто было все как надо – волосы, глаза, кожа, плечи, ну, все вообще, – да только прямо под сосками, уходя в штаны, располагалось гнездо щупальцев, живых тварей с пастями. Мать его была сидхе, а отец – нет.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:47 | Сообщение # 55

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Кто‑то тронул меня за плечо, и я с криком отдернулась. Это был Джереми.
– Утер, закрой дверь.
Утер закрыл дверь – почти перед носом Шолто. И привалился к двери, так что снаружи ее не открыть без некоторого усилия.
– Беги, – сказал Утер.
– Беги, – повторил Джереми.
Я поняла. Только на войне слуа охотятся более чем за одной дичью. Шолто не причинит вреда моим друзьям, если меня здесь не будет.
Я вылезла через рваную дыру в металле с другой стороны, сумев не пораниться. Слышно было, как Шолто исключительно вежливо постукивает в дверцу фургона.
– Принцесса Мередит, я прибыл доставить вас домой.
Я пригнулась к земле, прячась за припаркованными машинами, добралась до тротуара и собравшейся толпы. Набросила на себя еще один покров гламора. Неопределенного цвета темные волосы, загорелая смуглая кожа. Я шла через толпу, меняя облик постепенно, чтобы никто не заметил и не привлек ко мне внимания. Когда я вылезла на той стороне и пошла в боковой переулок, только одежда была на мне та же самая. Я сбросила жакет, взяла пистолет в руку и свернула жакет вокруг него. Шолто видел темно‑рыжую женщину с бледной кожей в синем жакете. Сейчас я была каштановая, загорелая и в зеленой кофточке. Я спокойно шла по улице, хотя между лопатками у меня свербило, будто кто‑то взглядом сверлил во мне дыру.
Мне хотелось обернуться и посмотреть, но я заставила себя идти дальше. До угла я добралась, и никто не завопил: "Вот она!" О Богиня, как мне хотелось оглянуться через плечо! Но я подавила это желание и свернула за угол дома. Оказавшись вне взглядов толпы, я шумно вздохнула – задержала дыхание, сама того не заметив. Опасность не миновала – пока Шолто на этих берегах, – но это было начало.
Сверху послышался шум. Высокий тонкий звук, почти неслышимый, такой высокий, но он прорезал обычные городские звуки как стрела в сердце. Я осмотрела ночное небо, но оно было пусто, если не считать далекого следа самолета, светящегося в темноте. Звук донесся снова, высокий почти до болезненности, как писк летучей мыши. Но ничего в небе не было.
Я снова пошла, медленно, все так же осматривая небо, когда мой взгляд привлекло какое‑то движение. Я проследила это мерцание до верхушки ближайшего дома. Вереница черных теней повисла на краю крыши. Как полоса чернильно‑черных капюшонов размером с небольшого человечка. Один из "капюшонов" встряхнулся, как птица, охорашивающая перья. Чернота подняла голову, и блеснула бледная плоская физиономия. Раскрылась щель рта, и раздался тот высокий крик.
Они летают быстрее, чем я бегаю. Я это знала, но повернулась и бросилась бежать. С резким звуком развернулись их крылья – так хлопает толстая выстиранная простыня на ветру. Я побежала. Резкие высокие крики погнали меня в ночь. Я побежала быстрее.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:57 | Сообщение # 56

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Глава 10

Они ветром налетали сзади, звук их крыльев слился в свист настигающей бури. Именно это услышали бы люди – ветер, бурю, полет птиц. Если бы были люди, чтобы услышать. До конца квартала улица была пустынна. Восемь вечера в субботу, в районе самых популярных магазинов, и ни одного человека. Будто это кто‑то организовал; возможно, так оно и было. Если я успею выбежать из зачарованной зоны, люди будут.
Ветром меня ударило в спину, и я бросилась на тротуар, покатившись от удара. Я катилась дальше и дальше, голова кружилась от мелькающих ночных летунов, пролетающих надо мной в ярде от тротуара, как взлетевшие в воздух рыбы, слишком быстро летящие за вожаком, чтобы сразу сменить направление.
Я закатилась в ближайшую дверь, окруженную крышей и стеклом с трех сторон. Летуны остались сверху – на землю за мной они не бросятся. Несколько секунд я полежала, слушая стук крови в ушах, и тут поняла, что я не одна.
Я села, прислонившись к книжной витрине, пытаясь придумать для человека объяснение, что это я такое делаю. Он стоял ко мне спиной. Невысокий, моего примерно роста, одетый в кричащую гавайку и кепочку, надвинутую на глаза. Нечасто встречающееся по вечерам зрелище.
Я кое‑как встала, опираясь на стекло витрины. Зачем ему ночью козырек, защищающий от солнца?
– Ну и ветер, – заметил он.
Я обошла окно, не выходя из‑под навеса лавки. Пистолет все еще был у меня в руке. Жакет размотался, висел, как плащ матадора, но пистолет пока что прикрывал.
Человек обернулся, и свет из лавки упал на его лицо. Кожа черная, глаза темные, блестящие. Он усмехнулся, полыхнув полной пастью бритвенно‑острых зубов.
– Наш хозяин хочет говорить с тобой, принцесса.
Я ощутила за спиной движение и обернулась посмотреть, но боялась повернуться совсем, подставив спину этому с ухмылкой. Три фигуры вышли из соседней лавки. Было темно, от света прятаться не приходилось. Все трое были выше меня, в плащах с надвинутыми капюшонами.
– Мы тебя ждали, отребье, – сказала одна фигура в плаще. Голос был женский.
– Отребье?
– Потаскуха. – Другой женский голос.
– Завидуете? – спросила я.
Они бросились на меня, и я отпустила жакет на землю, направив на них обеими руками пистолет. Либо они не знали, что такое пистолет, либо не боялись. Я выстрелила в одну из них. Она свалилась кучей тряпья. Две остальные подались назад, выставив клешни рук, будто защищаясь от удара.
Я прижалась спиной к окну, бросила взгляд на ухмыляющуюся физиономию позади, но чернокожий стоял в дверях, сложив руки на голове, будто ему это было привычно. Пистолет и почти все внимание я направила на женщин, хотя... женщинами их можно назвать с большой натяжкой. Это были ведьмы. Я не хочу их обидеть – это их порода. Ночные ведьмы.
Та, которую я подстрелила, пыталась сесть, хватаясь за руки другой.
– Ты ее застрелила!
– Очень рада, что вы заметили, – ответила я.
У раненой капюшон слетел с головы, открыв огромный загнутый нос, поблескивающие маленькие глазки, кожу цвета пожелтевшего снега. Волосы – сухими клочьями, как черная солома, едва до плеч. Она зашипела, когда вторая ведьма задрала ей плащ, чтобы увидеть рану. Между пустыми мешками грудей зияла кровавая дыра. Ведьма была голой, если не считать массивного золотого обруча на шее и украшенного каменьями пояса, съехавшего вниз на тощие бедра. Я успела увидеть болтающийся на поясе кинжал, привязанный к ляжке золотой цепочкой.

 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:57 | Сообщение # 57

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Она извивалась, не в силах набрать в грудь воздуху, чтобы проклясть меня. Я попала ей в сердце, может быть, задела легкое. Убить это ее не убьет, но больно.
Вторая ведьма подняла лицо к свету. У нее кожа была грязно‑серая с крупными оспинами на всем лице, идущими через острый нос цепочкой кратеров. Губы настолько тонкие, что почти не закрывали полную пасть плотоядных острых зубов.
– Интересно, хотел бы он тебя, если бы у тебя не было этой гладкой белой кожи?
Вторая стояла все еще под клобуком, прячась. Голос у нее был получше, чем у первых двух, какой‑то более культурный.
– Мы тебя сделаем такой же, как мы, нашей сестрой.
Я посмотрела в лицо серой:
– Ту, кто начнет произносить проклятое, я застрелю прямо в лицо.
– Меня это не убьет, – сказала Серая.
– Нет, но и не украсит.
Она зашипела, как огромная сжавшаяся кошка:
– С‑сука!
– Сама такая.
Меня беспокоила та, что еще осталась стоять. Она не впала в панику, не поддалась гневу. Она может применить против меня магию, будучи еще частично скрытой тенью и ночью. Умнее, осторожнее, опаснее.
Я специально не воспользовалась гламором. Я стояла перед освещенной витриной с пистолетом на виду, наставленным на кого‑то. Один уже выстрел должен был заставить кого‑нибудь позвонить в полицию. Я выпустила быструю вспышку силы – осмотреться, и обнаружила плотные складки гламора. Густого и хорошо сделанного. Я гламор умею наводить, но не эту разновидность. Шолто накрыл им всю улицу, как невидимой стеной. Никто ничего тревожного не увидит и не услышит. Разум представит людям звук выстрела как обычный шум. Если я заору, призывая на помощь, это будет ветер. Если только не бросить кого‑нибудь через окно прямо в лавку, никто ничего не увидит.
Я бы с удовольствием бросила сквозь стекло любую из них, но не хотела подпускать их так близко. Пальцы рук, вцепившиеся в рану, кончались огромными когтями хищной птицы. Зубы, оскалившиеся, когда она зашипела, были предназначены для раздирания плоти. С такой мне рукопашную не выиграть. Их нельзя было подпускать, и пистолет для этого годился, но придет Шолто, и до этого мне надо отсюда исчезнуть. После его прибытия я пропала. Эти не смогут меня тронуть, но я в ловушке. Если я выйду из‑под навеса, ночные летуны меня схватят или хотя бы остановят, а тогда меня схватят ведьмы и этот чернокожий весельчак. Меня обезоружат, если не хуже, еще до подхода Шолто.
Боевой магии у меня нет. Пистолет никого из них не убьет, только ранит и притормозит. Нужно придумать что‑то получше, а мне ничего в голову не приходило. Я попыталась завязать разговор: когда сомневаешься – говори. Никогда не знаешь, на чем может проколоться противник.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 21:58 | Сообщение # 58

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
– Нерис Серая, Сегна Золотая и Черная Агнес, я полагаю?
– А ты кто? Стэнли, что ли? – спросила Нерис.
Я не сдержала улыбки:
– А еще говорят, что у вас чувства юмора нет.
– Кто говорит? – спросила она.
– Сидхе.
– Вот ты и есть сидхе, – сказала Черная Агнес.
– Будь я истинной сидхе, что бы я делала на берегах Западного Моря, прячась от своей королевы?
– То, что ты во вражде со своей теткой, говорит лишь, что ты самоубийственно глупа, но оттого ты ни на унцию не меньше сидхе.
Агнес стояла прямо и высоко, как столб черной ткани.
– Это да, но я меньше сидхе из‑за браунийской крови со стороны матери. Наверное, королева могла бы мне простить кровь человека, но этого никогда не забудет.
– Ты смертная, – сказала Сегна. – Для сидхе это непростительный грех.
У меня руки начало сводить, скоро устанут плечи. Надо будет либо стрелять, либо опустить пистолет. Даже двуручная стойка не рассчитана на то, чтобы стоять в ней бесконечно.
– Есть и другие грехи, которые для моей тетушки столь же непростительны.
– Например, иметь гнездо щупальцев посреди безупречной сидхейской плоти, – произнес мужской голос.
Я повернулась к нему, не выпуская при этом трех ведьм из поля зрения. Вскоре у меня будет столько разных целей с разных сторон, что всех их вовремя ни за что не перестрелять. Зато хотя бы свежий прилив адреналина помог прогнать мышечную усталость. Вдруг показалось, что я вечно смогу держать стойку стрелка.
Шолто стоял на тротуаре, чуть разведя руки в стороны. Наверное, старался казаться безобидным – но это не получалось.
– Королева однажды мне сказала, что стыд и позор – иметь гнездо щупальцев посреди одного из самых совершенных сидхейских тел, какие только есть на свете.
– Отлично. Да, моя тетка – стерва, мы все это знаем. Чего хочешь ты, Шолто?
– Титулуй его как положено, – произнесла Агнес, и ее культурный голос прозвучал слегка гневно.
Вежливость никогда не вредит, и я выполнила ее просьбу.
– Чего хочешь ты, Шолто, Властитель Всего, Что Проходит Между?
– Его зовут царь Шолто, – буквально выплюнула мне в лицо Сегна.
– Мне он не царь.
– Это можно переменить, – произнесла Агнес с очень тонкой скрытой угрозой.
– Хватит, – остановил их Шолто. – Королева хочет твоей смерти, Мередит.
– Мы никогда не были накоротке, лорд Шолто. Будь добр называть мой титул.
С его стороны было оскорблением не назвать мой титул после того, как я обратилась к нему по титулу. Также оскорбление, если так поступает король чужого народа. Но Шолто вечно усложнял себе жизнь, пытаясь изображать и лорда сидхе, и царя слуа.
По резким чертам лица пробежало какое‑то чувство – гнев, я думаю, хотя недостаточно хорошо его знаю, чтобы сказать с уверенностью.
– Королева хочет твоей смерти, принцесса Мередит, дочь Эссуса.
– И она послала тебя доставить меня домой для исполнения приговора. Это я сама сообразила.
– Ты не могла бы ошибиться сильнее, – сказала Агнес.
– Молчание!
Шолто вложил в это слово немножко приказной интонации. Ведьмы будто сжались – не согнулись, но будто подумали об этом.
Улыбающийся справа подступил поближе. Я не отвела пистолета от Шолто, но сказала:
– Два шага назад, или я застрелю твоего короля.
Не знаю, что бы сделал этот человек, но Шолто велел:
– Сделай, как она говорит, Гетхин.
Гетхин не стал спорить – просто отступил, хотя я заметила краем глаза, что руки он сложил на груди. На голове он их больше не держал. Меня устраивает, пока он достаточно далеко. Но все они слишком близко подошли. Если они бросятся одновременно, все для меня кончено. Но Шолто не хотел меня скручивать. Он хотел говорить. Что ж, меня устраивает.
– Я не хочу твоей смерти, принцесса Мередит.
Мне не удалось скрыть подозрительность.
– Ты пойдешь против королевы и всех ее сидхе, чтобы меня спасти?
– За последние три года много случилось, принцесса. Королева все более и более в своей угрозе полагается на слуа. Не думаю, что она начнет из‑за тебя войну, если ты будешь надежно скрыта от ее взгляда.
– Я настолько далеко от ее взгляда, насколько это возможно на суше, – сказала я.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 22:00 | Сообщение # 59

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
– Да, но есть другие при Дворе, кто нашептывает ей на ухо и напоминает о тебе.
– Кто?
Он улыбнулся, и его красивое лицо стало почти подкупающим.
– Нам многое надо обсудить, принцесса. У меня номер в одном из лучших отелей. Не отправиться ли нам туда на отдых, а дискуссию отложить на будущее?
Что‑то в выбранных им словах мне не понравилось, но это было самое лучшее предложение за весь этот вечер. Я опустила пистолет:
– Клянись своей честью и тьмой, что поглощает все, что ты сказал именно то, что хотел сказать.
– Клянусь своей честью и тьмой, что поглощает все, что каждое слово, сказанное мною тебе на этой улице, правда.
Я щелкнула предохранителем и засунула пистолет за поясницу. Подняла жакет с земли, отряхнула и надела. Он слегка помялся, но сойдет.
– Далеко твой отель?
На этот раз улыбка была шире, и он был не таким великолепным, но более... человечным. Более настоящим.
– Тебе стоит чаще улыбаться, лорд Шолто. Тебе идет.
– Я надеюсь в ближайшем будущем получить причину улыбаться почаще.
Он предложил мне руку, хотя стоял за несколько ярдов от меня. Я подошла, потому что он поклялся самой торжественной клятвой неблагих и не мог ее нарушить, не рискуя проклятием.
Я взяла его под руку. Он напряг мышцы под моими пальцами. Мужчина есть мужчина, какой бы породы он ни был.
– В каком отеле ты остановился? – спросила я, улыбаясь ему.
Никогда не помешает быть любезной. Нелюбезной я всегда смогу стать позже, если надо будет.
Он сказал. Это был очень хороший отель.
– Немного далековато идти, – сказала я.
– Если хочешь, можем взять такси.
Я приподняла брови, зная, что внутри машины он не сможет держать серьезную магию: избыток очищенного металла ей мешает. Я‑то могу наводить серьезные чары даже в свинцовом ящике, если надо будет: примесь человеческой крови имеет свои преимущества.
– Тебе там не будет неуютно? – спросила я.
– Это не так далеко, и мне важнее наш общий комфорт.
И снова какие‑то оттенки смысла в его словах я пропустила.
– Такси было бы неплохо.
Агнес окликнула нас:
– Что нам делать с Нерис?
Шолто оглянулся на них, и лицо его снова стало ледяным, обрело ту чеканную красоту, которая делала его далеким.
– Добирайтесь до своих комнат, как сможете. Если бы Нерис не напала на принцессу, она не получила бы рану.
– Мы служили тебе на сотни лет дольше, чем увидит когда‑нибудь этот кусок белой плоти, и вот такова наша награда, – горько сказала Агнес.
– Ваша награда такова, какую вы заслужили, Агнес. Не забывай.
Он повернулся, потрепал меня по пальцам, лежащим на его руке, но в трехцветно‑золотых глазах еще читался оттенок льда.
Рядом с Шолто появился Гетхин и согнулся в поклоне, держа шапочку в руках.
– Что ты прикажешь делать мне, хозяин?
– Помоги им доставить Нерис в номер.
– С радостью.
Гетхин полыхнул еще одной острозубой улыбкой, опустив уши по сторонам лица – почти как у охотничьей собаки или лопоухого кролика. Он повернулся и чуть не поскакал к ведьмам.
– Такое чувство, что я что‑то пропустила.
Он накрыл мою руку своей, теплые сильные пальцы скользнули по моим.
– Я тебе объясню, когда приедем в отель.
В его глазах было то выражение, которое я видела у других мужчин, но оно не могло значить то же самое. Шолто принадлежал к страже королевы, а значит, не мог спать ни с одной сидхе, кроме нее. Она не делилась своими мужчинами ни с кем. Наказанием за нарушение этого табу была смерть под пыткой. И если даже Шолто готов был рискнуть, то я – нет. Моя тетка, может быть, казнит меня, но сделает это быстро. Если я нарушу ее самое суровое табу, она все равно убьет меня, но это будет не быстро. Меня уже пытали раньше – этого трудно избежать, если живешь при Неблагом Дворе. Но никогда я не подвергалась собственноручной пытке королевы. Хотя ее работу видела. Она очень, очень, очень изобретательна.
Много лет назад я поклялась себе, что никогда не дам ей повода применить свою изобретательность ко мне.
– На мне и так смертный приговор, Шолто, и я не хочу добавлять к нему пытку.
– Если я сохраню тебя живой и невредимой, ты рискнешь?
– Живой и невредимой? Как?
Он только улыбнулся, поднял руку и крикнул:
– Такси!
На пустой улице тут же их появилось три штуки. Шолто всего лишь хотел вызвать такси, но понятия не имел, какое впечатление произведет в Лос‑Анджелесе способность вызвать три такси сразу на пустой улице. Он мог бы реанимировать трупы, еще не остывшие, – это тоже произвело бы впечатление. Но я живу в этом городе три года, и такси, подъехавшее, когда оно тебе нужно, куда поразительнее ходячего трупа. Их‑то я, в конце концов, видела, а вот послушное такси – это совершенно новый вид.
 
Дата: Четверг, 02.12.2010, 22:01 | Сообщение # 60

Лучик света в Темном Царстве
Группа: VIP
Сообщений: 4297
загрузка наград ...
Статус:
Глава 11

Через час мы с Шолто сидели в двух очень красивых, но неудобных креслах около белого столика. Комната была элегантна, только слишком, пожалуй, много розового и золотого на мой вкус. На столе стояло вино и поднос с закусками. Вино было очень сладким, десертным. Оно дополняло лежащий на подносе сыр, но конфликтовало с икрой. Правда, я никогда не пробовала ничего такого, что сделало бы икру приемлемой. Сколько бы она ни стоила, а все равно по вкусу – рыбьи яйца.
Шолто, кажется, нравились икра и вино.
– Шампанское подошло бы больше, только я его всю жизнь не люблю, – сказал он.
– Мы что‑то празднуем? – удивилась я.
– Надеюсь, заключение союза, – ответил он.
Я помолчала минуту, приложившись к слишком сладкому вину и глядя на Шолто.
– Какого рода союз?
– Между нами двумя.
– Это я догадалась. Главный вопрос таков, Шолто: зачем тебе союз со мной?
– Ты – третья в очереди к трону.
Лицо его стало очень замкнутым, очень осторожным, будто он не хотел позволить мне знать, что он думает.
– И?.. – спросила я.
Он заморгал на меня трехцветно‑золотыми глазами:
– Зачем любому сидхе союз с женщиной, стоящей в двух ступенях от трона?
– В обычной ситуации причина была бы разумной, но мы с тобой оба знаем: единственная причина, по которой я остаюсь третьей в очереди престолонаследия, – это клятва, которую мой отец взял с королевы перед тем, как умер. Она бы меня от престолонаследия отстранила хотя бы за мою смертность, если бы не эта клятва. У меня нет положения при Дворе, Шолто. Я – первая в роду принцесса, не имеющая магии.
Он осторожно поставил бокал на стол:
– Но ты одна из лучших среди нас в том, что касается личного гламора, – сказал он.
– Да, правда, да это самый сильный из моих даров. Благодарение богу, я все еще зовусь Ник‑Эссус, дочь Эссуса. Этот титул я ношу с детства и должна с ним расстаться, когда войду в силу. Если только это когда‑нибудь случится. Я могу никогда не войти в силу, Шолто. Это одно может убрать меня из линии престолонаследия.
– Если бы не обет, данный королевой твоему отцу, – сказал Шолто.
– Да.
– Я знаю, до чего королева тебя ненавидит, Мередит. С такой же силой, как она презирает меня.
Я поставила бокал, делая вид, что вино мне нравится.
– У тебя достаточно магии для придворного титула. Ты не смертный.
Он посмотрел на меня, и это был долгий, тяжелый, почти суровый взгляд.
– Не притворяйся, Мередит. Ты отлично знаешь, почему королева не выносит моего вида.
Я не отвела глаз от этого тяжелого взгляда, но это было... неуютно. Я знала, и весь Двор знал.
– Скажи, Мередит, скажи вслух.
– Королева не одобряет твоей смешанной крови.
Он кивнул почти с облегчением:
– Да.
Суровость его взгляда было неприятно видеть, но она хотя бы была непритворной. Насколько я знаю, все остальное было напускным. А мне хотелось видеть ту правду, что скрывает это красивое лицо.
– Но не в этом дело, Шолто. Сейчас среди сидхе королевской крови метисов больше чистокровных.
– Верно, – сказал он. – Ей не нравится наследие моего отца.
– И дело не в том, что твой отец – ночной летун, Шолто.
Он нахмурился:
– Если ты к чему‑то ведешь, говори прямо.
– Если не считать заостренных ушей, то гены сидхе побеждают, с кем бы мы ни спаривались.

 
Форум » Изба Читальня (чтение в режиме он-лайн) » Серия Мередит Джентри » Поцелуй теней. (1 книга)
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:
Статистика Форума
Последние темы Читаемые темы Лучшие пользователи Новые пользователи
Любимый Зомби (0)
Сладкое Искушение (0)
Девушка, Козёл и Зомби (0)
Цитаты (105)
Рецепты фирменных блюд (109)
Ангел для Люцифера (371)
Мальчик и Дед Мороз (0)
В погоне за наградой (6246)
ЧТО ЧИТАЕМ В ДАННЫЙ МОМЕНТ? (1092)
БУТЫЛОЧКА (продолжение следует...) (5106)
Блондинки VS. Брюнетки (6894)
В погоне за наградой (6246)
Карен Мари Монинг (5681)
БУТЫЛОЧКА (продолжение следует...) (5106)
Слова (4899)
Везунчик! (4895)
Считалочка (4637)
Кресли Коул_ часть 2 (4586)
Ассоциации (4038)

Natti

(10467)

Аллуся

(8014)

AnaRhiYA

(6834)

HITR

(6399)

heart

(6347)

ЗЛЕША

(6344)

atevs279

(6343)

Таля

(6276)

БЕЛЛА

(5383)

Miledy

(5238)

Вампирка7400

(30.01.2023)

Mirra6136

(30.01.2023)

Mikheenchik

(29.01.2023)

apetrushina7390

(28.01.2023)

ження

(28.01.2023)

Курт

(26.01.2023)

kor-articulus

(24.01.2023)

genocyd2009

(24.01.2023)

Elly23

(21.01.2023)

korikokoro

(21.01.2023)


Для добавления необходима авторизация

Вверх