Главная » 2011 » Август » 1 » Храбрость и страх
15:44
Храбрость и страх

Из Блога ЛГ 23 июля

Сегодня утром я оставила Джона, моего мужа, дремлющего в постели. Это была длинная неделя, а выходные мы собирались провести с Тринити. Разделение опеки с ее отцом означает, что мы проводим с ней время по очереди. Когда я услышала как она возится внизу, то скатилась в кровати, оделась и пошла узнать не хочет ли мой подросток провести немного времени аля дочки/матери, или у нее свои планы на утро. Она захотела остаться дома и досмотреть аниме на своем компьютере, пока я привезу завтрак из Panera. Потом у меня был выбор: я могла взять наш внедорожник или Малышку. Малышка это мой мустанг Chip Foose Stallion 2007 года. Мне нравится эта машина и это единственная машина, при взгляде на чей задний бампер я думаю примерно о том же, о чем думаю, глядя на мужчину с классной задницей. Именно эта машина помогла мне понять, что средства передвижения могут быть сексуальными. Я научилась управлять машиной с механической коробкой передач, но часто такие не водила. Я оправдывалась, что головой ушла в книгу, и в дороге предпочитаю слушать музыку, а не концентрироваться на требованиях Малышки. Отчасти это верно, иногда, когда я нахожусь в состоянии рассеянного артиста, вы бы не хотели, что бы я вела машину с высокими эксплуатационными характеристиками. Но правда в том, что я слегка побаиваюсь Малышки. На самом то деле, я вообще машин побаиваюсь. И я знаю почему; моя мать погибла в автокатастрофе, когда мне было шесть. И с тех пор я не доверяю машинам. Они предательские существа, да и другим водителям тоже нельзя доверять. Если бы я жила в другой стране или более крупном городе, я смогла бы жить без автомобиля, но это Америка и я выросла в этой стране, и здесь просто необходимо иметь автомобиль. Поэтому она у меня и есть, и я была рада получить права в 16, потому что моя бабушка не умела водить и после маминой смерти нам приходилось просить родственников подвезти нас куда-нибудь. Это очень ограничивало, и у меня не было возможности посещать много школьных кружков, поэтому когда я стала достаточно взрослой, мы с бабушкой были в восторге, что я могу водить. Мы могли когда угодно поехать за продуктами, одеждой, да за чем угодно, но я так и не избавилась от своей тревоги по поводу автомобилей. 

Что привело нас опять к тому утру, и выбору машины, на которой нужно было поехать купить завтрак для семьи. Я на автомате взяла ключи от внедорожника, потому что в нем я могла слушать музыку и не слишком отвлекаться – все так, но основная причина не в этом. Я чувствовала покалывание страха в желудке. Не знаю, почему я так нервничаю за рулем Малышки и не знаю когда это начало беспокоить меня, я просто знаю, что это так и знаю, что страх будет только увеличиваться от нервов. Каждый раз, когда я выбираю другую машину вместо нее, страх только набирал силу. Я знаю это о себе. Я знаю, что у меня полно фобий от разных жизненных травм, и знаю, что единственный способ не быть такой эмоциональной калекой это противостоять им, побороть их своей смелостью. Это так глупо звучит, что я боюсь водить свою собственную машину, но так и есть. Мне не нужно разбираться, почему обстоятельства смерти моей матери связаны с моим прекрасным Мустангом, мне просто надо признать, что они связаны, и что у меня есть страх с которым надо разобраться. Этим утром я вела Малышку и на это потребовалось мужества больше, чем обычно. Я занервничала как только завела двигатель, нервничала пока выезжала из гаража, пока выворачивала на главную улицу, нервничала пока ехала, но все же я справилась. Я справилась и где-то на полдороге страх стал отступать и я начала вспоминать, почему я захотела эту машину, потому что звук мотора приносил мне почти физическое удовольствие, и я была горда что смогла проехать через пункт быстрого обслуживания не заглушив двигатель с десяток раз. Я помню, что вела ее и молилась, чтобы все светофоры горели зеленым, чтобы мне не пришлось останавливаться и рисковать заглохшем двигателем, пока я переключаю передачи и привыкаю ко всем этим педалям. Я вспомнила как Джон и наш друг, Чарльз, привезли меня на большую парковку и по очереди стали учить меня вождению. Я так дергала машину, что им становилось дурно и они менялись, чтобы отдыхать между «сменами». Я была так рада, когда смогла хорошо водить свою собственную машину. Когда мы купили ее, с парковки ее отвез Джон, потому что тогда я не могла еще водить. Этот автомобиль с самого начала стал для меня прекрасным вызовом. Я до сих пор не была уверена, что именно в нем привлекло меня. Может просто время пришло; не знаю.
Я забрала завтрак и поехала обратно домой чувствуя себя как яркий, оптимистичный, солнечный летний день. Если бы я все-таки выбрала другой автомобиль, зная о своем страхе, то не была бы так счастлива. Что касается меня, то я предпочитаю встречать свои страхи лицом к лицу. Ведь если я им поддаюсь, они мешают мне наслаждаться жизнью. Я знаю, что проигрываю только тому человеку, с которым могу себя сравнить, себе. Я разочаровываю себя и, в конце концов, смотрю в зеркало. Только я знаю, почему делаю что-либо, перед другими я могу притворяться, но если я чего-то боюсь, то должна сразиться с этим. Мне нужно перебороть это, иначе я застряну. Страх захватывает не только какую-то часть жизни, он имеет обыкновение распространяться, так что проще разбираться со всем по порядку. Страх и храбрость подобны снежному кому. Страх приводит к страху, за мужеством следует мужество – какой бы выбор я не сделала, в следующий раз проще сделать такой же выбор. Изначально неудобно игнорировать страх и вести себя как будто тебе не страшно, но в конечно счете, я считаю, так лучше. Я бы предпочла несколько неудобных моментов для поднятия духа, ума и сердца, которое следует за осознанием того, что я не позволила страху победить себя.

Я позавтракала с Тринити, потом мы поболтали с ней на диване, посмотрели новую серию «Закона и порядка: специальный корпус», в которой юной модели угрожали, а потом убили. В сериале рассказывали об анарексии, и других проблемах, связанных с внешностью. Мы могли поговорить об этом и могли наладить эти связи дочерей с матерями, которых вы не всегда можете добиться от подростков. Я ценю такие моменты, когда она все еще хочет быть моей маленькой девочкой, а в следующий момент мы уже говорили о серьезных, взрослых вещах, и полагаю это и значит быть подростком; ты уже не маленький ребенок, но можешь им быть, и ты еще не взрослый, но тоже можешь им быть- и тот и другой, в тоже время не один из них, очень запутанно. Мы повеселились, и было между нами что-то, чего не было у меня с бабушкой, мы не только любили друг друга, но и понимали друг друга. Мы отлично составляем компанию друг другу, нам комфортно и приятно друг с другом. Когда я взрослела, у меня такого ни с кем не было. Приятно наконец понять, почему некоторые из моих друзей говорят что их мамы – их лучшие друзья. Мы с Тринити провели бы хорошее утро, если бы я повела другую машину, она бы не узнала что я преуспела в принятии решений, пока я не сказала ей, но я бы знала. Я бы знала, что поддалась страху, и то, что ее мама, сидящая рядом не справилась этим утром, что она струсила. Я бы это знала, и на самом деле, в конце концов, все дело в том, что я знаю. Ты можешь скрывать правду, прятать свои страхи от других, но ты то знаешь. Я боролась с этим страхом с тех пор как моя мать умерла. Я все время думала что переборю его, что не буду страдать фобией, и все наладилось, под напором моей силы воли и Малышки страх уменьшился, но время от времени, когда другие гоняют, или что-то случается на дороге, это может меня немного обескуражить. Я ходила к специалистам по фобиям, и они сказали, что беспричинные фобии лечить гораздо легче традиционными способами, но с остальными фобиями все сложнее. И ум и тело знают что страх не беспочвенный, а вполне реальный. Таким образом, единственный способ справиться - это взглянуть страху в лицо, снова, и снова, и снова. Каждый раз, когда я преодолевала его, становилось легче, а каждый раз, когда я отступала, становилось сложнее. На самом деле просто, но невероятно напряженно. Это заставило меня сражаться со всем чего я боюсь, но теперь это просто часть меня. Смелость это как мускулы, чем больше ты их используешь, тем сильнее становишься. Быть храброй при фобии помогло мне быть храбрее в других областях жизни, потому что я знала, что по сравнению со страхом, который преследовал меня с шести лет, который лишил меня матери, деловые переговоры и личные отношения - ничто. Сказав это, поверьте мне, у меня возникают моменты паники – что, черт возьми, я делаю, но все в порядке. И если я и дальше собираюсь расширять свою комфортную зону, то такие моменты будут не редко. Это та цена, которую я должна платить, чтобы не поддаваться страхам. Вперед, развитие стало частью меня, и до сих пор все идет хорошо. Жизнь такая, какая есть, и научила меня что однажды я преодолею то, что не могла раньше, но до этого дня, вперед, но!

Перевод: Sunriel

переведено специально для сайта http://laurellhamilton.ucoz.ru

При копировании материала, активная ссылка на сайт обязательна!


Просмотров: 1184 | Добавил: ЗЛЕША
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вверх